17 августа 1998 года правительство России объявило о дефолте по государственным бумагам и о расширении курса валютного коридора. Курс рубля рухнул, а через пару дней с прилавков начали исчезать макароны и подсолнечное масло... Тринадцать с половиной лет спустя, 23 февраля 2014 года, в Сочи закончится зимняя Олимпиада — первая в истории новой России и самая дорогая в мировой истории.

От дефицита макарон — к стране-хозяйке Олимпиады, за какие-то пятнадцать с половиной лет? Похоже на очередную сказку, ставшую былью, которых и так немало в русской истории, будь то строительство новой столицы в устье Невы в XVIII веке или индустриализация 1930-х годов.

Само собой разумеется, что ни о какой экологии при осуществлении подобных проектов речи не шло, да и не могло идти: когда перед тобой стоит задача одним рывком построить нечто, к чему другие шли десятками лет, действовать надо быстро, а не правильно.

Неэкологичность таких строек заложена в них по определению — построить за год, скажем, стадион можно только без оглядки на биологическое разнообразие и без введения раздельного сбора мусора.

Но стоит ли удивляться этому, если Олимпийские игры давно уже перестали быть просто спортивными соревнованиями и превратились в инструмент повышения международного престижа страны-хозяйки?

Только в раю

Да, критики говорят, что МОК ошибся, отдав в 2007 году Олимпиаду городу в субтропиках. Что зимние Олимпиады вредят природе больше, чем летние: горные ландшафты гораздо более чувствительны к большим стройкам и наплыву зрителей, чем большие города. И олимпийские стройки в Сочи нарушили маршруты миграций перелетных птиц...

Президент Международного олимпийского комитета Томас Бах прагматично парирует: если ко всему придираться, «мы сможем проводить Олимпиады только в раю».

Томас Бах — немец. У него на родине, в Германии, в ближайшем будущем никакой Олимпиады не будет — ни летней, ни зимней. И это несмотря на высочайшие эко-стандарты, раздельный сбор мусора и питьевую воду из-под крана.

Стоило только властям Мюнхена заикнуться про зимнюю Олимпиаду-2022, как жители региона дружно проголосовали против заявки на референдуме.

«Любые олимпийские планы в Германии не найдут общественной поддержки», — вздохнули сторонники большого спорта. Все правильно: там, где сильны экологи, Олимпиады не проводят. А проводят их там, где рабочие второпях красят траву в зеленый цвет (потому что не успела вырасти).

В результате экологически сознательные страны Западной Европы отдают инициативу более амбициозным и менее щепетильным в отношении к природе конкурентам. А потом с удивлением наблюдают за тем, что высокие «зеленые стандарты» хоть и греют душу, но понижают конкурентноспособность.

Эко-идеализм

Недавно, например, выяснилось, что цены на электричество для немецких потребителей почти в полтора раза выше средних по Европе.

Это удорожание — первый результат не очень удачной энергетической реформы, в ходе которой правительство Германии решило отключить в стране все АЭС и увеличить долю возобновляемой энергетики. Но поскольку инфраструктура оказалась не готова к такому резкому повороту, цены поползли вверх.

Далеко ли уедешь на одном эко-идеализме? Похоже, что нет. Буквально неделю назад Европейская комиссия шокировала «зеленых» новым планом развития энергетики из возобновляемых источников. В нем хотя и предусматривается общая цель для всего Евросоюза (к 2030 году 27 процентов европейского энергобаланса должны составлять возобновляемые источники), но при этом отменяются квоты для отдельных стран.

Как утверждают злые языки, отказ от национальных квот на «зеленую энергию» пролоббировали англичане с поляками: в Великобритании важную роль в энергетическом секторе играют АЭС, а в Польше — угольные ТЭС.

Уже сейчас европейские компании платят за электричество вдвое больше своих конкурентов из США. И вот — европейским идеалистам приходится в очередной раз капитулировать перед рыночными реальностями.

Ведь и система торговли квотами на выбросы парниковых газов, придуманная для сокращения выбросов и стимулирования инвестиций в энергосбережение, де-факто не работает: цены на квоты упали до такого уровня, что инвестировать в «зеленые технологии» бессмысленно — дешевле купить «индульгенцию» на выброс.

Так и с Олимпиадой: экологичность и большие спортивные соревнования — вещи, похоже, не очень совместимые. Как ни печально, но когда говорят амбиции, молчат не только музы, но и природа.

 

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си»geo_icon