Не успела Уральская горно-металлургическая компания получить лицензию на разработку месторождений никеля в Воронежской области, как жители Новохоперска взялись за бумагу и фломастеры. В начале августа на митинг вышел чуть ли не весь город – пять тысяч человек. И это при том, что решение о том, начинать работы или нет, будет принято лишь в 2016 году.

В мае этого года уральские металлурги выиграли конкурс на освоение двух месторождений в Новохоперском районе, которые содержат запасы никеля, кобальта, меди и драгоценных металлов. Добыча еще не началась, но местные жители уже паникуют. «По речке гадость пойдет. Все, что живет от воды, сдохнет», – уверен Алексей, житель поселка Елань-Колено. Он переехал сюда восемь лет назад и торгует арбузами. Арбузы на новохоперском черноземе вырастают сочные и сладкие.

«Уезжать придется, - вторит ему 33-летний односельчанин Юра. - Река станет грязная, и рыба уйдет», – говорит он, грустно глядя в сторону Елани, притока Хопра.

В ожидании экологического апокалипсиса активисты поставили на месте будущих разработок два деревянных креста – по одному на каждую. Смогут ли они остановить горнодобывающую компанию?

Мировой спрос на никель непрерывно растет: этот металл необходим для производства нержавеющей стали. Аналитики прогнозируют стабильный рост цен, по пять процентов в год. Сегодня тонна никеля стоит на мировом рынке 17 тысяч долларов. Пусть это почти вдвое меньше мирового рекорда, поставленного пять лет назад, но все равно намного дороже, чем тонна арбузов.

Жительница Новохоперска Нелли Рудченко – активистка антиникелевых протестов. На ее столе дома лежат кипы бумаг: справки о богатстве воронежского чернозема, ответы из ведомств, статьи из интернета о вреде никелевых разработок.

Она помнит все цифры наизусть, она уже много раз перечисляла их на слушаниях в Общественной палате, встречах с местными депутатами, митингах. «На промывку одной тонны руды нужно до 50 тонн воды. В день планируется добывать как минимум десять тонн породы. Вот и считайте, сколько воды понадобится! А нам нечем поливать огороды уже сейчас!»

Нелли Рудченко уверена: из-за добычи никеля воды не просто станет меньше. Она будет загрязнена отходами добычи. После того, как из руды выделят никель, медь и другие ценные вещества, она превратится в миллионы тонн шлака, содержащего тяжелые металлы, мышьяк, много соли. Шлак будет занимать много места, «лежать на черноземе».

Новохоперцы гордятся своим черноземом. Большинство жителей района живут сельским хозяйством, говорит Нелли Рудченко: «В наш чернозем ступаешь, как в перину. В летописях рассказывали, как здесь всадник ехал, и его с шапкой не было видно из-за высокой травы. Эта трава гнила и давала такой чернозем. Сейчас травы такой нет, и если мы погубим наш чернозем, новый не появится».

Одни из самых активных участников – казаки. Именно они под покровом ночи ставили крест над месторождением. Игорь Житенев – атаман национальной культурной автономии казаков Новохоперска. Житенев показывает на холмы рядом с домом; отсюда он любит смотреть на округу. «Вон там уже Урюпинск», — показывает он. Вольные казаки из Урюпинска участвуют в акциях протеста вместе с новохоперцами: «Ветра от нас к ним дуют. Они могут еще больше нас пострадать от канцерогенной пыли».

Вообще, при правильной организации работ токсичные частицы в воздух попасть не должны. Но это в случае правильной организации. А в случае халатности воздух может быть загрязнен на нескольких этапах добычи — при взрывах для создания шахт, при дроблении руды, при ее перевозке.

Новохоперцы в «правильную организацию работ» не верят. О том, насколько безалаберны могут быть предприниматели, им каждый день напоминает вонь с местного спиртзавода. Запах очень сильный, и жить с ним постоянно кажется невыносимой пыткой. «Почему завод не построит очистные сооружения? – возмущается Нелли Рудченко.Читать дальше >>>