Умертвить животное, чтобы отдать затем его мясо на корм хищникам, для европейских зоопарков — обычное дело. Так специалисты в Дании, Нидерландах или, к примеру, Германии пытаются создать для животных как можно более естественную среду обитания. Ведь в дикой природе львы и тигры едва ли когда-нибудь наткнутся на миску с порезанными кусками мяса. Клыки и пищеварительная система хищников приспособлены к тому, чтобы иметь дело с шерстью и костями. Это хорошо влияет и на психику зверей: те хищники, которых кормят неразделанными тушами, ведут себя спокойнее, чем их собратья, кому готовят специальный корм.

В США к кормежке другой подход. В американских зоопарках животным, чтобы получить свою пищу, приходится поломать голову: сотрудники устраивают им специальные игры и квесты, в конце которых хищники и находят свой обед. Убивать же других питомцев на корм в США не принято.

Еще одно различие зоопарков — в том, как они следят за размножением. У американцев существует четкий план по разведению потомства. Если самец и самка обитают в одном вольере, их стерилизуют или дают им противозачаточные препараты. Можно ли животным дать потомство, и если да, то когда, решают сотрудники зоопарка. Такие условия далеки от естественных, но позволяют контролировать численность популяции.

В европейских же зоопарках более вольные нравы. Животные свободно ухаживают друг за другом и спариваются тогда, когда им хочется. Причем роды и забота за новорожденными не скрыты от глаз посетителей.

Однако при таком подходе нередко появляются «лишние» животные, такие как Мариус, — потомство, которое зоопарк не может у себя оставить.

В России делают все возможное, чтобы подобные мариусы вообще не рождались. В Московском зоопарке тщательно следят за численностью популяции большинства питомцев — так же, как и в Америке, животных либо стерилизуют, либо разводят по разным вольерам. Хотя есть и такие, которые размножаются бесконтрольно, к примеру горные козлы, но их потомство не остается в Московском зоопарке.

«В 80 километрах от столицы у нас есть большой зоопитомник. Европейские зоопарки таким похвастаться не могут», — говорит руководитель службы по внешним коммуникациям Московского зоопарка Анна Качуровская. Туда отвозят животных, которым временно не хватает места в Москве или же которые ожидают отправления в другие места. «Там мы разводим и редкие виды, которые не могут размножаться в городских условиях», — отмечает Анна.

Кормят хищников в Московском зоопарке говядиной. Куски разбрасывают по вольеру всегда в разное время — чтобы у животных не выработалась привычка получать пищу по расписанию. В зоопарке иногда устраивают показательные кормления, однако роды и усыпление питомцев проходят за закрытыми дверями. «Все умершие животные подвергаются вскрытию в соответствии со всеми правилами, но посетители этого никогда не увидят», — говорит Анна Качуровская. Ситуацию с жирафом Мариусом сотрудники Московского зоопарка восприняли негативно: «Нельзя допускать рождение детеныша, который заранее обречен на гибель».

Датчане же смерть Мариуса восприняли спокойно. И даже наглядный урок биологии в зоопарке Копенгагена им пришелся по вкусу. «Мы любим своих детей и хотим, чтобы они получали знания об окружающей среде и понимали, что к чему», — пишет в своем блоге журналист Питер Хов Олесен, присутствующий на вскрытии Мариуса.

Юные зрители, по его словам, ничуть не испугались при виде расчлененного жирафа, скорее наоборот — все действо привело их в восторг, они заинтересовано слушали сотрудников зоопарка и задавали много вопросов.

Вскоре после случая в Копенгагене еще один датский зоопарк заявил о намерении умертвить одного из своих жирафов. Его, по иронии судьбы, тоже зовут Мариус. Дело в том, что в зоопарк, где содержатся два жирафа-самца, возможно, скоро привезут самку. Сразу двум особям мужского пола там места не хватит. Однако сейчас в зоопарке уверяют, что умерщвление жирафа является чисто гипотетическим сценарием, когда привезут самку неизвестно. Так что пока Мариус номер два может наслаждаться жизнью. geo_icon