В этом году в России будут сильно гореть леса и торфяники. Зимой почти по всей стране было рекордно мало снега, весна пришла очень рано — земля не успела напитаться влагой, и это идеальная предпосылка для пожаров. В том, что их будет много, не сомневаются ни МЧС России, ни экологи, ни сторонние эксперты. Расходятся они в другом: какие это может иметь последствия.

Позицию МЧС вкратце можно изложить так: пожары будут, но населенным пунктам ничто не грозит. Смога, сравнимого со смогом 2010 года, не предвидится — во всяком случае, в Московской области. «Меры, которые там будут приняты, обеспечат, чтобы торфяники не горели. Все. Точка», — заверил на пресс-конференции 14 марта начальник аналитического центра «Антистихия» при МЧС Владислав Болов.

У экологической организации «Гринпис России» иная позиция. Там ожидают, что в случае длительной сильной жары лето может оказаться даже более тяжелым, чем в 2010 году. «Сложилась совершенно необычная ситуация, когда в лесах снега нет, на осушенных торфяниках снега нет», — говорит руководитель лесной программы «Гринпис» Алексей Ярошенко. Особенно опасна эта ситуация для торфяников: не напитавшись после зимы водой, торф легко будет начинать тлеть.

Москва без смога

Согласно февральскому прогнозу центра «Антистихия», этой весной сильно повышен риск возникновения пожаров на территориях Новгородской, Псковской, Тверской и многих других областей. По данным Владислава Болова, площадь пожаров в стране уже сейчас в 604 раза больше, чем в среднем в это время за последние годы. Но в ведомстве уверяют: все под контролем — и в России в целом, и в Подмосковье.

«Насколько мы знаем, после неприятных событий 2010 года были приняты кардинальные меры в отношении торфяников на территории Московской области», — заявил на пресс-конференции замглавы МЧС Владимир Степанов. Одно из них — обводнение торфяников.

Однако Алексей Ярошенко из «Гринпис» оценивает проведенные мероприятия критически. «С обводнением торфяников получилась во многом фикция, — говорит он. — Даже официально площади, которые обводняли, довольно малы. Многие участки нельзя обводнить: там дачи, дороги и так далее. Но и где обводняли, результат во многих случаях получился противоположным тому, которого хотели достичь».

Кодекс преткновения

Одной из главных причин пожарной катастрофы 2010 года специалисты неоднократно называли Лесной кодекс РФ, принятый в 2006-м. Документ фактически разрушил существовавшую в то время систему органов лесного хозяйства и лесоохраны. Количество сотрудников государственной лесной охраны сократилось в разы, и когда начались пожары, часто некому было вовремя их заметить и оперативно начать тушить.

Тот Лесной кодекс по-прежнему действует, но в конце февраля в него были внесены поправки. Теперь заниматься охраной и воспроизводством леса могут государственные бюджетные и автономные учреждения. В Московскую область — в том числе, для их создания —были вложены особенно большие деньги.

«Насколько я знаю, в этих государственных автономных и бюджетных учреждениях в Подмосковье пока достаточно в наличии техники и людей, — говорит заведующий кафедрой лесоустройства и охраны леса Московского государственного университета леса Михаил Гиряев. — Следовательно, если пожары возникнут, их задача — тушить в день обнаружения, особенно в районе торфяных болот».

По мнению Гиряева, задымления этим летом в Московской области при таком раскладе быть не должно.

Бесхозные земли

Проблема задымления, однако, связана далеко не только с Московской областью. «Дым, который пришел в столичный регион, в основном пришел не из Подмосковья — а из владимирской и рязанской Мещеры, из среднего Поволжья, которое очень сильно горело, — говорит Алексей Ярошенко. — Поэтому, даже если обеспечить пожарную безопасность в Московской области, это не значит, что Москва будет спасена от дыма. Вовсе нет».

По словам эколога, в другие регионы России деньги в таком количестве уже не вкладывались. И, если начнутся сильные пожары, ситуация там будет чрезвычайно напряженная.Читать дальше >>>