Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Сто лет одиночества

Какое будущее ждет галапагосских черепах?
текст: Лотар Френц
фото: Christian Ziegler

Первого декабря 1971 года американский исследователь улиток Йожеф Вагвёльди обнаружил на острове Пинта необычное существо, которому предстояло прославиться на весь мир как самое редкое животное на Земле. «Черепаха степенно прогуливалась. Но, когда мы подошли ближе, она с шипением втянула голову в панцирь», — вспоминает Вагвёльди. Ученый побрел дальше в поисках брюхоногих моллюсков, даже не подозревая, какое невероятное открытие он только что совершил.

Последний раз гигантские черепахи попадались на глаза зоологам на Пинте в 1906 году — исследователи сразу же отправили трех рептилий в музей. В ходе многочисленных экспедиций на Пинту в 1930-е и 1950-е годы обнаружить подвид гигантских черепах не удалось, и его объявили исчезнувшим.

В конце 1950-х рыбаки завезли на Пинту трех коз, которые за пятнадцать лет размножились до двадцати тысяч голов и сожрали всю траву. К этому моменту у ученых не осталось сомнений: биологический вид абингдонская слоновая черепаха точно вымер. От голода.

Поэтому когда директору научно-исследовательской станции на галапагосском острове Санта-Крус Петеру Крамеру доложили о случайной находке Вагвёльди, он не поверил своим ушам. Ведь еще в 1963-м Крамер лично провел несколько недель на Пинте, исследовав остров вдоль и поперек, и был абсолютно уверен, что гигантских черепах там нет. Впрочем, в скором времени на Пинту должны были отправиться охотники для отстрела коз, заодно они смогли бы поискать и черепах.

20 марта 1972 года рейнджеры Мануэль Крус и Франсиско Кастанеда увидели на скалах Пинты гигантскую черепаху, приняв ее за одичавшую козу. Они вскинули ружья и прицелились. Но, приглядевшись, обнаружили, что это рептилия, которая объедает дерево.

Крус помчался за подмогой, к месту находки прибежали другие охотники, и началась операция по эвакуации гигантской черепахи. Нарубив с помощью мачете крепких веток и перевязав их веревками, они подвесили на эти импровизированные носилки черепаху и потащили ее в лагерь. Носилки дважды ломались под тяжестью гиганта. «Кошмарный был переход!» — вспоминал Мануэль Крус. Через несколько дней самец черепахи покинул родной остров. Переселившись на Дарвиновскую станцию на острове Санта-Крус, он получил кличку Одинокий Джордж. Ему предстояло обрести всемирную славу.

«Зачарованные острова» — так епископ Панамы Томас де Берланга назвал уединенные островки, к которым в марте 1535 года по пути в Перу прибило его парусник. По словам священнослужителя, «земля там подобна шлаку» и на ней не растет даже трава. Но позднее Берланга писал императору Карлу V, что на островах, как в райском саду, животные не боятся людей. И сообщал о «галапагос» — черепахах, которые так велики, что на них можно ездить верхом.

Берланга считал, что острова находятся недалеко от материка. Но он недооценивал силу морского течения. Его корабль унесло гораздо дальше, чем он предполагал. Поэтому прошло какое-то время, пока галапагосский архипелаг снова «нашелся» — в тысяче километров к западу от Южной Америки. Но и после этого эти земли будоражили фантазию современников: среди мореплавателей ходили легенды, что вулканические острова якобы внезапно исчезают в тумане, стоит к ним приблизиться. Что они дрейфуют по морю, и найти их можно, только если повезет... К концу XVI века тринадцать крупных и около ста мелких островов архипелага стали прибежищем английских пиратов.

Неприхотливые гигантские черепахи, вес которых достигал 350 килограммов, стали «живыми консервами» для разбойников — во время плавания они сохраняли свежесть по нескольку месяцев.

Когда пираты возвращались на Галапагосы, с кораблей на берег высаживались «нелегальные пассажиры» — крысы и мыши. На некоторых островах морские разбойники начали разводить коз. Уже в 1685 году их стало столько, что вице-король Перу приказал высадить там собак, чтобы они уничтожили привезенных животных. Но одичавшим псам больше нравилось охотиться на черепах...

В XIX веке на архипелаге появились флотилии китобоев. Им, как и пиратам, очень нравилось черепашье мясо. Поэтому они убивали сотни тысяч этих животных.

Итог печален. Когда Берланга открыл Галапагосы, там обитало около 250 тысяч гигантских черепах. За последующие четыре с половиной века совместными усилиями человека и завезенных на острова коз, коров и ослов, съевших на некоторых островах всю зелень, гигантские черепахи оказались на грани исчезновения. После проведения в 1974 году на архипелаге переписи животных там насчитывалось чуть больше трех тысяч особей.

А четыре подвида слоновой черепахи, обитавшие на островах Флореана, Фернандина, Санта-Фе и Пинта, ученые посчитали вымершими.

Осенью 1835 года Чарлз Дарвин в течение пяти недель исследовал Галапагосский архипелаг, чьи берега буквально кишели древними рептилиями. Уникальные морские игуаны ныряли за водорослями. По прибрежной полосе разгуливали желтовато-оранжевые сухопутные игуаны, которых Дарвин назвал «уродливыми». Среди «циклопических декораций» Сан-Кристобаля ученый встретил первых черепах: «Эти огромные пресмыкающиеся посреди черной лавы, безлиственных кустарников и больших кактусов показались мне какими-то допотопными животными».

Позднее Дарвин даже придумал себе развлечение: «Я забирался к ним на спину, и, после того как несколько раз слегка ударял по задней части их панциря, они поднимались и ползли прочь. Но мне было трудно сохранять равновесие».

На высохших островах архипелага мало источников пресной воды, и все они находятся на большой высоте, рядом с кратерами вулканов. Чарлза Дарвина вели туда тропинки, протоптанные поколениями гигантских черепах. Добравшись до родников, рептилии опускали голову в воду «по самые глаза» и пили «жадно, большими глотками, делая около десяти глотков в минуту». Они проводили у родников по нескольку дней, прежде чем отправиться в далекий обратный путь.

Уже тогда вице-губернатор Галапагосов рассказывал ученому, что по внешнему виду здешних черепах можно определить, с какого они острова. Например, у рептилий с Флореаны и Эспаньолы панцирь похож на испанское седло — спереди он толще и загнут вверх. А у особей с Сан-Сальвадора он более округлый. Сегодня известно четырнадцать подвидов слоновых, или галапагосских, черепах. На крупных островах с влажным климатом и обильной растительностью водятся рептилии с «куполообразным» панцирем. А на мелких засушливых, где мало зелени, живут черепахи с той самой седловидной выемкой, которая позволяет им вытягивать шею почти на высоту человеческого роста. Гигантские черепахи этого подвида могут даже срывать плоды с древообразных кактусов-опунций.

«Я и не помышлял, чтобы острова, отстоящие миль на пятьдесят-шестьдесят один от другого и по большей части находящиеся в видимости друг у друга, образованные в точности одинаковыми породами, лежащие в совершенно одинаковом климате, поднимающиеся почти на одну и ту же высоту, могли иметь столь различное население», — признавался позднее Дарвин. Различия между черепахами, живущими на разных островах, стали для него «самой замечательной особенностью естественной истории этого архипелага».

Позднее ученый обнаружит подобные различия и у других видов животных, обитающих на Галапагосах.

«В период размножения, когда самец и самка держатся вместе, самец издает хриплый рев или мычание, которое слышно, говорят, более чем за сто ярдов (меньше 100 метров. — Прим. ред.)», — писал Дарвин в 1839 году. Те, кому повезет сегодня, могут стать свидетелями «первобытных» любовных игр черепах — на Дарвиновской научно-исследовательской станции на острове Санта-Крус. Здесь был спасен от вымирания подвид с острова Эспаньола.
В 1972 году там обнаружили всего четырнадцать черепах — двенадцать самок и двух самцов. Но рептилии этого подвида хорошо размножаются: на Дарвиновской станции уже вылупилось более 1500 «эспаньольцев».
В 2000 году на историческую родину была отправлена тысячная особь, поголовье других гигантских черепах тоже выросло.

Вот и Одинокий Джордж после эвакуации с острова Пинта получил на станции собственный загон. Назвали его в честь киноперсонажа — невезучего мужа-подкаблучника, сыгранного в 1950-е американским комиком Джорджем Гобелем. Однако в отличие от киногероя у Одинокого Джорджа не было «жены», которая бы «прибрала его к рукам». А ведь жених он был завидный, в самом расцвете сил: по размерам Одинокого Джорджа и по кольцам на пластинках его панциря ученые определили, что ему было всего около 80 лет. Для таких животных это не возраст: к примеру, на Маврикии обитала черепаха Мариона, которая прожила почти двести лет. Галапагосская Гарриет с острова Санта-Крус умерла 23 июля 2006 года в австралийском зоопарке в возрасте около ста семидесяти лет. А Адвайта из зоопарка Калькутты, скончавшаяся 23 марта 2006 года, прожила целых двести пятьдесят.

Так что Одинокий Джордж мог бы прожить еще довольно долго. Но, увы, вскоре после переезда на остров Санта-Крус у него начались проблемы со здоровьем. Беззаботная жизнь в вольере на научной станции превратила его в обжору, страдающего избыточным весом и запорами. Затем у животного образовалась опухоль на затылке, вызванная, вероятно, гормональными нарушениями. В 1980 году он упал со склона, и все решили, что Одинокий Джордж погиб.

Но он выжил. Преодолел все передряги и стал символом охраны природы. За судьбой самого знаменитого пресмыкающегося следила вся мировая общественность. Светские хроникеры и авторы научных статей гадали: есть ли у черепахи шанс найти себе подругу и завести наконец-то потомство?

«Смерть Одинокому Джорджу!» — скандировали разгневанные рыбаки. Их лица были скрыты масками, они угрожающе размахивали мачете.
3 января 1995 года эквадорские рыбаки захватили Дарвиновскую станцию на острове Санта-Крус, протестуя против решения властей об ужесточении правил рыболовства. Уникальная черепаха стала заложником в борьбе эквадорского правительства против «трепанговой мафии».

Трепанги, или морские огурцы, перерабатывают органические отходы, остающиеся на дне океана, и играют ключевую роль в пищевой цепочке Галапагосских островов. Поэтому в 1994 году правительство Эквадора ввело квоту на вылов трепанга. Только 400 рыбаков получили лицензию на сбор полумиллиона «морских огурцов» в год. Но трепанги пользуются огромным спросом в странах Азии, где считаются афродизиаком, и эквадорские рыбаки не хотели лишаться доходов.

Нарушая запрет, на ловлю трепанга вышли более тысячи рыбацких судов. Всего за два месяца они превысили годовую квоту в двадцать раз, добыв десять миллионов морских огурцов. И тогда правительство Эквадора ввело полный запрет. В результате началась «экологическая война», в ходе которой в январе 1995 года бунтовщики и захватили станцию, взяв в заложники не только исследователей, но и животных. Они угрожали убить Одинокого Джорджа, если правительство Эквадора не отменит свое решение.

Подобные угрозы в адрес знаменитой черепахи звучали не впервые. Рыбаки хотели убить его еще в 1992 году, но тогда на станции вовремя узнали об опасности и Джорджа тайно заменили на «двойника». Впрочем, покушение на черепаху так и не состоялось. 

На этот раз рыбаки были настроены решительно, но и власти Эквадора не шли на уступки. Через три дня на Санта-Крус высадились морские пехотинцы и рыбаки отпустили заложников. Одинокий Джордж был спасен.

В 2003 году на Пинте, родном острове Джорджа, ученые нашли останки пятнадцати черепах. Четырнадцать самцов и одна самка когда-то погибли, сорвавшись в расщелину. Быть может,  столь необычный гендерный состав погибших особей как раз и объясняет, почему на Пинте вымерли гигантские рептилии?

Самки легче, и именно их в первую очередь тащили в трюмы кораблей пираты. Возможно, в итоге они оставили на Пинте одних только самцов, и черепахи просто не смогли больше размножаться.

У некоторых пресмыкающихся пол не предопределен генетически, а зависит от температуры окружающей среды. Когда тепло, из яиц чаще вылупляются самки, когда холодно  — самцы. Может, почва на Пинте холоднее, чем на других островах, и из-за этого здесь рождается больше самцов?

Как бы там ни было, шансов найти для Джорджа подходящую подругу с Пинты не осталось. Поэтому исследователи с Дарвиновской станции пошли против правил. Обычно зоологи стараются обеспечить чистоту редких видов и даже подвидов, но ради сохранения хотя бы части генов черепах с Пинты было решено скрестить Одинокого Джорджа с близкородственными подвидами.

В 1992 году ему подобрали двух самок с острова Исабела. Но Одинокий Джордж, хоть и был в самом расцвете сил, уклонялся от общения с ними. Может, он импотент? Или вообще гомосексуал? А может, Джордж, выросший в одиночестве, просто не знает, чего от него хотят?

Чтобы пробудить в одиноком самце интерес к противоположному полу, к нему приставили практикантку из Швейцарии. Студентка-зоолог Свеве Греджони, приехавшая в 1993 году на Санта-Крус, каждый день  натирала руки вагинальным секретом черепах с Исабелы и пыталась стимулировать Джорджа. В какой-то момент — о, чудо! — у него даже появилась эрекция. Но через четыре месяца стажировка Греджони закончилась, студентка улетела обратно в Европу, а Одинокий Джордж так и остался в одиночестве.

Лишь пятнадцать лет спустя, 21 июля 2008 года, произошло то, на что уже никто не надеялся: Джордж наконец-то спарился с одной из самок. Она отложила 13 яиц. Ученые поместили их в инкубатор, однако эмбрионы в кладке так и не развились.

Но Джордж вошел во вкус: ровно через год, 21 июля 2009-го, он снова спарился с одной из самок. Она отложила пять яиц. Но и из них тоже никто не вылупился.

Одинокий Джордж не останавливался: вскоре он спарился и с третьей самкой, но из отложенных ею шести яиц опять не появилось на свет ни одной черепашки. Как выяснилось, все партнерши не подошли Джорджу генетически, хотя ученые специально выбрали самок подвида слоновая черепаха Ротшильда, обитающего возле вулкана Вольф на севере острова Исабела. Географически именно этот остров ближе всего к Пинте.

В январе 2011 года к Одинокому Джорджу подселили двух подружек с Эспаньолы. Этот остров находится довольно далеко от Пинты, однако черепахи оттуда больше всего похожи на Джорджа. Возможно, его предки когда-то приплыли на Пинту с Эспаньолы? Впрочем, молекулярно-генетические исследования гигантских черепах, живущих на склонах вулкана Вольф на Исабеле, показали, что у некоторых из этих животных тоже были предки с Пинты. А одна черепаха даже напрямую происходила от родителя с Пинты, то есть была, если можно так выразиться, «полупинтой». Следовательно, «пинты» вполне могли бы зачать потомство и с «исабелами». Почему же тогда у Одинокого Джорджа и его партнерш ничего не получилось? Может, он бесплоден? Или самки стерильны? Или эмбрионы в яйцах в какой-то момент погибают?

Возможно, на Исабеле даже живет настоящая черепаха-пинта, которая способна зачать с Одиноким Джорджем чистокровных «пинт»? Но чтобы все это выяснить, нужно провести генетические тесты  всех черепах с вулкана Вольф — а их там от одной до двух тысяч особей. Пока же к Одинокому Джорджу можно подселить полукровок. Может, с ними у него получится?

Люди живут только на пяти Галапагосских островах. Большая часть территории архипелага входит в состав национального парка, и защитники природы пытаются сохранить его уникальную природу. На Пинте люди никогда не жили, а теперь остров свободен и от коз. Погубленная растительность восстанавливается, но совершенно бесконтрольно. Вместо первоначальной «мозаики» из травы, пустынных зон и поросших кустарником склонов здесь подрастает лес, не дающий развиваться местным видам. Пинте не хватает гигантских черепах, которые бы поддерживали ландшафт острова в первозданном виде.

Что делать? Надеяться на партнершу-пинту для Одинокого Джорджа, с которой он произведет на свет чистокровных «пинт», и отправить их на «историческую родину»? Или делать ставку на потомство, которое наполовину будет генетически похоже на черепах с Пинты? А если завезти на остров близкородственных черепах с Эспаньолы? Это, конечно, позволит восстановить ландшафт, но тогда можно проститься с надеждой на то, что абингдонская слоновая черепаха когда-нибудь вернутся на родину. В итоге ученые решают: ландшафт Пинты будут восстанавливать черепахи-гибриды различных подвидов с Дарвиновской станции. В мае 2010 года на остров высадили 39 стерилизованных черепах. «Едва их выпустили, они принялись щипать траву. И уже вскоре на Пинте появились первые тропинки. Невероятный результат!»  — рассказывает защитник природы Джеймс Гибб. Темный скалистый остров стал готовиться к тому, чтобы еще раз стать родиной уникального клана Одинокого Джорджа.

Но 24 июня 2012 года последний представитель подвида абингдонская слоновая черепаха  умер. Смотритель нашел мертвого Джорджа у ямы с водой. Смерть наступила от сердечной недостаточности.

 

11.07.2013