Из-за разрушения льдины министерство природы РФ вынуждено срочно эвакуировать полярников с дрейфующей станции СП-40. Трещина в ледяном поле угрожает не только экологическим загрязнением возле Канады, но и жизни 16 работающих там людей. Владимир Соколов, руководитель Высокоширотной арктической экспедиции из Арктического и антарктического научно-исследовательского института, рассказывает о том, насколько часто полярникам приходится рисковать жизнью и ради каких научных исследований они это делают.

Владимир, какая сейчас обстановка на СП-40? Что предпринимают сами полярники?

На самом деле у них все в порядке, поэтому никаких экстренных мер они не осуществляют. Пока они там находятся, будут продолжать работать по заранее продуманной схеме. Нет никакого аврала, они подготовленные люди, и знают, что делать. Вся станция также максимально приспособлена к подобным ситуациям. То, что для всех кажется катастрофой, для нас всего лишь один из возможных вариантов развития событий.

Как часто случаются такие экстренные эвакуации станций?

В данном случае мы могли ее вообще не эвакуировать, а оставить на лето до конца положенного срока. Мы порекомендовали ее снять, чтобы экстренной ситуации как раз и не возникло. Наш институт сообщил о ситуации Росгидромету, а тот уже отправил наши пожелания в Минприроды. Сверху никаких распоряжений не поступало, это наше личное желание обезопасить ситуацию. Лучше снять станцию сейчас, чем дожидаться, когда в Арктике начнется лето и тающие льды ее разрушат.

Чем грозит разрушение станции? Возможно ли какое-то существенное экологическое загрязнение?

На данный момент, нет. Если мы уберем станцию до лета, то никаких негативных последствий для местной экологии не будет. Просто нахождение станции в Арктике никак не вредит окружающей среде. Любое судно, которое проходит там, влияет на экологию гораздо больше.

Как можно было бы обезопасить станцию?

В конце прошлого года Арктический институт предложил решить проблему внезапного крушения льдин с помощью ледостойких платформ. Это специальный тип судна, которое явилось бы базой для дрейфующей станций. Его размеры соответствуют небольшому ледоколу. Идея уже одобрена, но финансирование на нее пока не выделено.

Как часто проходят подобные экспедиции, в ней участвуют только штатные сотрудники вашего института?

Дрейфующие станции у нас работают ежегодно. Россия возобновила их работу после десятилетнего перерыва с 2003 года. Арктический институт подбирает людей из своего персонала и по необходимости привлекает силы со стороны. Полярники проходят долгую подготовку, прежде чем попасть на льдину.

Работа подобных станций сейчас остается рентабельной? Ведь есть, к примеру, спутники…

Спутники не дают такой информации, которую добывают полярники. И никогда не дадут. Ее уникальность в том, что дрейфующая станция получает информацию от самого дна до стратосферных высот — это 30 километров. Спутники ведут дистанционное наблюдение и не позволяют получить такое качество и такой объем информации, которое дает непосредственно наблюдение. Автоматические станции тоже не дают таких результатов, поэтому работа полярников уникальна и незаменима. Это признано всеми мировыми научными центрами, которые занимаются Арктикой. geo_icon