У сосны обыкновенной иглы растут парами, а у сибирской – кистями по пять штук. У зяблика трель долгая и протяжная, а у пеночки – бесхитростная песня на одной ноте. Этого мы не видим и не слышим. И не имеем шанса узнать, пока кто-нибудь специально не обратит на это наше внимание. GEO и Всемирный фонд дикой природы (WWF) взяли на себя роль этого «кого-то», устроив День биоразнообразия в Национальном парке «Лосиный остров» на границе Москвы и Подмосковья.

Дикая природа ближе, чем мы думаем (GEO писал об этом в январском номере), но барьер между ней и нами – не расстояние в километрах, а шаблоны восприятия. Знаменитая карикатура журнала «Эдбастерз»: слева – логотипы с подписью «Назовите эти бренды», справа – листья с подписью «Назовите эти растения». Вторая задача обычно ставит в тупик.

Первый шаг из такого тупика – прогуляться по «Лосиному острову» в компании экспертов-биологов. 12 мая в 12 утра шесть групп во главе с дендрологами, орнитологами и ботаниками выдвинулись с площадки с колоритным названием «Чаепитие в Мытищах» на поиски дикой природы. Часть отправилась на Яузские болота смотреть птиц, часть – вглубь леса изучать растительность.

Растение «живучка ползучая», несмотря на название, совсем не страшное – эти многоярусные синие цветы в форме свечек стелются по лесным полянам. Гораздо опасней короед-типограф: крошечный жучок размером всего несколько миллиметров способен разрушить столетнее дерево. Забираясь под кору, он откладывает там яйца, и его потомство выгрызает ствол дерева изнутри. А типографом его назвали потому, что замысловатый узор дорожек, расходящихся от кладки, напомнил Карлу Линнею, классику науки, работу гравера, который травит кислотой типографские формы.

А вот лосей, кабанов, лис, бобров и других обитателей парка увидеть так и не удалось. Все они в это время как раз обзаводятся потомством и стараются на глаза людям не попадаться. Рискнул показаться лишь один олень, который молниеносно перебежал дорогу одной из групп.

Однако присутствие зверей в лесу – настоящих, диких – все-таки чувствовалось. Взрыхленная кабанами почва. Нора мыши-полевки, раскопанная лисой. Следы копыт. Обглоданные ели – ствол голый, а верхушка лохматая: лось дотянулся только туда, куда позволил рост.

За два часа экскурсии каждая из групп успела насчитать по полсотни видов. Подробный рассказ о том, как это происходило, читайте в июльском номере GEO. geo_icon