В одно и то же время в двух цивилизованных странах Запада происходят прямо противоположные вещи. США празднуют падение цен на газ, случившееся благодаря добыче сланцевого газа. Германия принимает закон, де-факто запрещающий такую добычу.

В Америке ликование и тысячи новых рабочих мест, в Германии — смятение, скепсис и запреты. Две страны — два таких разных подхода. Почему? За последние десять-пятнадцать лет американцы преуспели в технологии добычи газа из пластов, которые раньше считались недоступными.

Инженеры продвинулись настолько, что теперь могут бурить скважины не только вертикально, но и горизонтально на большой глубине. Эта технология в России называется «гидроразрыв пласта» — в скважину, пробуренную в газосодержащей породе, под большим давлением на глубине закачивается смесь из воды, песка и химикатов.

Эта гремучая смесь «разрывает» породу — в ней образуются трещинки, из которых газ поступает в скважину — и откачивается наверху. Газ идет на продажу, а вот куда девается смесь воды и химикатов? Ее откачивают из скважины обратно, чтобы... отправить на вечное хранение в другую скважину. Да, именно так — американцы закачивают на большую глубину ядовитую смесь.

Экологов, как и многих сознательных граждан, волнует не цена на газ, не рабочие места и не рост экономики, не планы американских детей на будущее и уж тем более не политические режимы в странах, поставляющих газ на мировой рынок. Экологов волнует куда более простой вопрос — где гарантии того, что закачанные под землю химикаты не попадут в грунтовые воды?

Этих гарантий никто им дать не может. Ни инженеры, ни ученые. Но водители грузовиков-цистерн в штате Северная Дакота уже сегодня зарабатывают по 2000 долларов — в неделю. Потому что американцы любят риск.

Они любят все новое (может, поэтому именно в США изобрели самый успешный мобильный телефон в истории человечества? но это совсем другая история). Так вот американцы считают важнее зарабатывать здесь и сейчас, отложив страхи и беспокойства по поводу воды, которая может испортиться, а может и не испортиться — на будущее.

Немцы — другие. Немцы тоже любят дешевый газ, но еще больше они любят чистую воду из-под крана. И не любят риск. Поэтому они предпочитают не использовать технологии, которые чисто теоретически, в далеком будущем могли бы (все в сослагательном наклонении) повредить природе.

В конце февраля министерство экологии и министерство экономики Германии договорились о совместном проекте закона о добыче сланцевого газа с использованием технологии «гидроразрыва пласта». Этот закон, по мнению критиков и сторонников, делает добычу сланцевого газа в Германии де-факто невозможной.

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что для нее главное — не навредить природе и людям. Более того: верхняя палата немецкого парламента потребовала полностью запретить эту технологию в Германии до тех пор, пока не будет окончательно и бесповоротно прояснен вопрос о том, наносит ли технология вред природе.

И это при том, что по оценкам немецких геологов, запасов сланцевого газа в Германии хватит на то, чтобы страна полностью покрыла свои потребности в газе в течение десяти лет. Так что компании-поставщики газа в Германию могут быть спокойны — их экспортному бизнесу ничего не грозит.

Две разные страны — и два таких разных подхода. Одни предпочитают рискнуть, заработать и отложить вопросы экологии на будущее. Другие предпочитают подождать, запретить и переплатить поставщикам газа из-за границы. Кто окажется прав, покажет ближайшее будущее.

А пока... Пока соседи России не стоят на месте. Правительство Украины выдало лицензии на разработку первых месторождений сланцевого газа западным компаниям. В конце прошлого года «Шелл» начала бурить первую скважину в Харьковской области.

Кто знает, может не за горами времена, когда украинские водители грузовиков тоже будут зарабатывать по 2000 долларов в неделю как их коллеги-дальнобойщики в Северной Дакоте?

 

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си»geo_icon