В деревне Колва вечереет. Мошки и комары кусают нещадно, и без москитной сетки на лице далеко не уйдешь. Она приглушает яркие северные краски, но все это не мешает наслаждаться умиротворяющей тишиной.

Местные жители легко обходятся без всяких сеток — к мошкам они давно привыкли. Они жалуются на другое — их беспокоят нефтяные разливы. Это сейчас по реке Колва мирно течет чистая вода. А иногда, особенно по весне, к ней в большом количестве добавляется черная маслянистая жидкость.

«1994-й и 1996-й были ужасные годы, — рассказывает местная жительница Альбина Донцевич. — Мои дети входили в эту нефтяную речку и выходили в шоке: что это такое? Почему река такая? Она была совсем черная, вот такой глубины нефть была. — Альбина Олеговна показывает примерно полметра руками».

Альбина Олеговна живет в Колве с 1978 года. Она не привыкла общаться с журналистами и заметно волнуется. В прошлом году она вступила в экологическую организацию Комитет спасения Печоры, которая защищает природу Республики Коми, и теперь борется за экологию вместе с другими активистами. Оппоненты — это нефтяные компании. Из-за их невнимательности разливы нефти в регионе случаются постоянно.

Хрупкая система

«Побежала нефть — со всех сторон начинаются телефонные звонки, — рассказывает Альбина Олеговна про работу Комитета спасения Печоры. — Надо что-то предпринимать. Пишем акты, собираем подписи и отправляем по инстанциям. Ответы бывают, но всегда с опозданием. Неделями скрывают утечки. Не хотят признавать, что бежит нефть — никто не хочет признавать до последнего».

Река Колва, на которой живет Альбина Олеговна, впадает в Усу. Уса впадает в Печору. А Печора — это крупнейшая река в Коми, которая впадает в Северный ледовитый океан. Она вбирает в себя практически всю воду республики. Теоретически загрязнение любой из рек в Коми может привести к тому, что нефть попадет в хрупкую экосистему океана.

Но дело не только в океане. От нефтяных разливов напрямую страдают местные жители — особенно те, кто живет в селе. Ловить рыбу в загрязненных реках опасно. Выпасать скот на загрязненных лугах рискованно. При этом многие местные жители так или иначе связаны с нефтяными компаниями, поэтому с журналистами говорить отказываются.

Больше нефти

По официальным данным, извлекаемые запасы нефти в Коми достигают 655,4 миллионов тонн. Этим активно пользуются предприниматели: в Коми зарегистрировано 68 организаций, которые добывают углеводороды. Нефтяные компании платят в региональный и федеральный бюджеты миллионы и миллиарды рублей в виде налогов и штрафов. А некоторых городов Коми без нефтедобычи, возможно, просто не было бы.

Селу Колва, в котором живет Альбина Донцевич, почти двести лет. Городу Усинску, расположенному в 20 минутах езды от Колвы, в этом году исполняется 30. Между Москвой и Усинском прямое авиасообщение: летают по два-четыре самолета в день. Здесь находятся офисы многих нефтяных компаний. Усинское нефтяное месторождение — одно из крупнейших в регионе.

Отношения местных жителей с нефтью складываются интересно. С одной стороны, многие из них зависят от нефти, потому что она дает им работу и деньги. С другой стороны — они говорят, что и без нефтяников легко нашли бы себе занятие. Кто-то даже называет предпринимателей «оккупантами».

Согласно государственному докладу «О состоянии окружающей среды Республики Коми», в регионе в 2013 году было зарегистрировано 14 аварийных ситуаций на нефтепроводах. Объем разлива — 79,1 кубический метр, а площадь загрязнения — 3,5 квадратных километров.

Но официальные данные могут быть сильно занижены: нефтяные компании часто просто не сообщают государственным органам о протечках, а иногда и сами о них не знают. По мнению экологических организаций, разливов на самом деле гораздо больше.

В поисках пятен

«Всем внимание! Сегодня убираем этот берег. Нам нужны три группы: большинство работают с лопатами, четверо управляют насосом и двое — на очистке защитных костюмов!» — Лео Силиен, 20-летний активист природоохранной организации «Гринпис» из Швеции, проводит инструктаж. Сегодня он лидер команды.Читать дальше >>>