Конференция ООН, посвященная проблемам изменения климата, пройдет в Лиме, столице Перу, с 1 по 12 декабря. Переговоры, где соберутся те, кто интересуется мировой экологической политикой, станет своеобразной генеральной репетицией саммита—2015, который пройдет в Париже. Там страны пообещали себе принять новый глобальный договор по проблеме изменения климата, взамен едва живого Киотского протокола. Если вам кажется, что вы где-то это все про большой саммит и новый договор вместо Киото уже слышали, то вам не кажется. Первая такая попытка провалилась очень громко и очень досадно — в Копенгагене, в 2009 году. 

Ближайшие две недели в Лиме должны показать, что второй раз на датские грабли никто наступать не хочет. В идеале — и на этом, например, очень настаивает Россия — в последний день переговоров политиков из 195 стран под председательством Перу мы должны получить если не «рыбу» нового документа, то хотя бы ее скелет, то есть самые основные положения.

Конечно, кое-какие «слоны» в переговорной комнате — большие вопросы, которые пока предпочитают аккуратно игнорировать, потому что на них нет удобных для всех ответов — за прошедшие пять лет никуда не делись. Республиканцы в США, недавно получившие большинство в Конгрессе, все так же против любых решительных мер по снижению «парниковых» выбросов.

Китай, Индия, Бразилия и другие крупные развивающиеся страны все так же возлагают историческую ответственность за сегодняшние рекорды концентрации CO2 в атмосфере на богатые страны (небезосновательно, в общем-то) и сами готовы только на добровольные меры. А это развитым странам не очень-то нравится. Никто толком не представляет, где и как брать колоссальные объемы финансирования, которое уже сегодня необходимо, например, для адаптации к изменению климата в беднейших странах, доля «вины» которых в самой проблеме и вовсе минимальна.

И еще где-то под столами переговоров прячется главный «слон». Он шепотом подсказывает: в отчаянных попытках хоть о чем-нибудь договориться в последний момент — глубокой ночью, после всех официальных дедлайнов — переговорщики все чаще вместо привычных терминов и подходов придумывают новые, доселе невиданные конструкции, откладывая на следующий год споры о том, что же именно они все-таки утвердили.

Вроде бы без инноваций не обойтись: в конце концов, если бы привычные вещи всегда работали хорошо, не было бы нужды в двадцатой по счету конференции. Но все это создает серьезный риск вместо необходимого соглашения в 2015 году получить «не мышонка, не лягушку», а какую-то странную бумажку, о содержании которой придется спорить следующие пять лет.

При этом надо понимать, что на переговорах ООН никто не сомневается в оценках ученых: быстрое изменение климата в последнее два столетия реально, оно вызвано деятельностью человека, некоторые его симптомы мы уже видим, а другие, еще более опасные, можем испытать на себе уже в этом веке. Почему же тогда им всем так сложно договориться? 

Именно потому, что изменение климата — это давно уже разговор не про науку, которая, по сути, свое веское слово сказала, и не раз, в виде оценочных докладов Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК). Это разговор про мировую энергетику, финансы, сельское хозяйство, здравоохранение, даже про безопасность — словом, про самые серьезные вопросы, напрямую затрагивающие миллионы людей и миллиарды долларов, евро и рублей. 

Спасут ли нас возобновляемая энергетика, геоинжиниринг и налог на нефть? Что будем есть на завтрак, обед и ужин и от чего лечиться в «подогретом» мире? Можно ли застраховаться от глобального потепления? Есть ли в этом политическом безумии система? Обо всем этом напишет GEO в ближайшие две недели: следите за дневником конференции. geo_icon