Банк сдает в утиль трехлетний ноутбук, потому что тот морально устарел. На заводе по переработке его раздробят на куски, алюминий отправят на переплавку, а обломки микросхем выварят в кислоте, чтобы извлечь ценные металлы.

Если вместо этого ноутбук попадет к каким-нибудь детям в китайской деревне, которым будет служить еще лет десять — хорошо это или плохо?

Эксперты университета ООН и Интерпола делают неожиданный вывод — скорее плохо. Это частный случай «утечки электронного мусора», которая ведет к загрязнению планеты.

В воскресенье эксперты опубликовали доклад, где утверждается: 65 процентов электронного мусора из Европы — списанных компьютеров, принтеров, микроволновок и холодильников — раскрадывается и уезжает в третий мир или просто перерабатывается неправильно в самой Европе. Речь идет про 6,2 миллиона тонн электроники в год, а ущерб экономике Евросоюза составляет до 1,7 миллиарда евро.

На эти деньги можно запустить два зонда New Horizons к Плутону или выдать 1700 миллионных грантов научным лабораториям. Но в пересчете получится всего 28 евроцентов за килограмм электронного мусора. 56 евроцентов за двухкилограммовый списанный ноутбук.

Наверняка в третьем мире — целый и с запущенным образовательным софтом – он способен принести больше пользы, чем пол-евро прибыли от размолотых в крошку микросхем. Экономический парадокс?

«Зеленую» идеологию обращения с мусором хорошо описывает «принцип трех R»: Reduce (тратить меньше ресурсов), Re-use (использовать заново) и Recycle (перерабатывать). Из них легко поставить на поток и практиковать в промышленных масштабах только третье R — recycling, то есть переработку. Для переработки придумана логистика и построены заводы.

Отправить ноутбук в третий мир, чтобы там им пользовались дальше — это, очевидно, второе R из трех (re-use). Но тогда требуется масса дополнительной работы, которую не автоматизируешь, в отличие от выварки микросхем в кислоте. Кто будет искать ребенка в Африке, которому необходим именно этот принтер с треснувшим картриджем? Кто организует доставку?

Черный рынок, который распределяет те самые 65 процентов «электронного мусора», своим существованием доказывает, что спрос есть и что есть люди, готовые взять логистику в свои руки.

Может быть, легально следует делать все то же самое? В 2013 году вышла книга «Мусорная планета» Адама Минтера, который съездил в Китай посмотреть, как айфоны с разбитым стеклом разбирают на запчасти, а из трех испорченных компьютеров собирают один рабочий. Но оказалось, что в целом эта индустрия грязная, дымная и бесповоротно экологически вредная. Чтобы откопать среди списанных один годный ноутбук или одну годную запчасть, нужно на старте иметь десять условно-негодных — и потом куда-то девать оставшиеся девять.

Кроме того, черный рынок «электронного мусора» делает выгодным свобода от обязательств. Кто даст гарантию, что гаджет списали не из-за неявной поломки и что он не убьет нового владельца током? Еще и поэтому раздавать старую электронику бедным так же неэтично, как кормить бездомных едой с истекшим сроком годности. Если не уверен в качестве — лучше сжечь.

Наконец, когда ноутбук в конце концов — пусть не сразу, а через пять лет — выйдет из строя в китайской или африканской глуши, можно быть уверенным, что он попадет не на специальный завод по переработке ноутбуков, а на обычную свалку. И там его батарея будет медленно разлагаться, загрязняя почву тяжелыми металлами. Даже простые батарейки содержат ртуть и кадмий, и уже одной запросто хватит, чтобы испортить много кубометров грунтовых вод.

Смотреть, как ломают еще годные вещи, нам психологически тяжело — как на бульдозеры, которые раскатывают гусеницами по грязи еду. Но в случае с «электронным мусором» это, кажется, просто меньшее зло. geo_icon