Нефть из крана каждый день. Системы очистки воды в городе нет. Мы не почувствовали разницу после разлива. У нас вода всегда была очень плохая. Что есть у нас нефть, что нет, без анализа разобраться сложно. Вода практически техническая, черного цвета. Мы все покупаем воду.  Когда мы только сюда приехали, мой ребенок пошел в ванну и заплакал, говорил, что «ножек не видно».

Первые три дня был резкий запах. Сейчас применяют какие-то реактивы, поэтому в городе практически не пахнет, а так ближе к разливу конечно. У меня дача в двух километрах от этого места, когда проезжаешь по дороге, пахнет нефтью.

Там люди отрезаны. С одной стороны дороги нет никаких жителей, дальше в объезд, где у нас задняя часть двора аэропорта есть дачи, но там люди отрезаны, потому что там вода поднялась. Это не зависит от нефти и им туда на катерах передают продукты. У них участки затопило нефтью.

Условия работы у людей жуткие. Я ездила туда снимать. Меня все знают, я никого не боюсь. Как видно, закончат еще не скоро. С одной стороны дороги уже все устранили, а с другой очень много бензольных колец. Нефть разлилась за пределы боновых заграждений. Стоят два экскаватора стоят и черпают эту жижу и выбрасывают на берег. МЧС и природоохранная прокуратура бывает наездами. Поставили две балки и две палатки. Условия работы у людей жуткие. Все, кого я видела, без респираторов, каски есть, есть униформа. Перчаток нет и штанов прорезиненных нет.

Сказали, что труба в воде. Мне этого не видно, сам порыв дальше, там лесок есть, поэтому не точно не скажешь. Вроде бы, на двух метрах вглубь труба. Знающие люди говорили, что в прошлом году выделяли деньги на ремонт этой трубы, но деньги украли, а трубу старую поставили. Я на месте спрашивала, говорят, старая труба была.

Подошли ко мне со службы безопасности. Когда я снимала, они за мной по пятам ходили, не давали общаться с работниками, которые устраняют разлив. Подом подошли и предложили встретиться на уровне генерального директора. Сказали, что у них есть жалобы от дачников, предписание от прокурора. Мне тут уже все наше начальство перезвонило; и глава города, и служба безопасности. Пойду на встречу с ними. Обещали все рассказать и дать все материалы.

После десятого. Мы встретились, я задала все свои вопросы. Все записала. Вдвоем ходили с девушкой, которая мне будет помогать. Обратились с жалобами больше двадцати дачников. Им решили оказать материальную помощь. Сколько — будет понятно, когда уйдет вода и станет возможно определить масштабы ущерба. Говорят, что для ликвидации последствий нужны еще две недели, так как вода все еще поднимается. По прогнозам наводнения придется на 10 июля. Пару дней назад трубу заглушили. Она действительно под водой была.

Кировский анонимный реагент. Давайте я вам зачитаю. «В связи с нефтеразливом в районе Усть-Балыкского нефтяного месторождения и обеспечения гарантий недопущения попадания нефтяного загрязнения в протоку реки. Дирекция предприятия обращается к вам с предложением применения имеющихся у кластера биотехнологий. Биотехнологический кластер проводит в течение десяти лет работы по выделению штаммов деструкторов и имеет практический опыт по применению биосорбертов на основе торфов… Биосорбент прекрасно зарекомендовал себя. Не несет последствий для окружающей среды». Мне дали оригинал этого письма. Фамилии в подписи просили не озвучивать. Какой кластер не понятно, тут все замазано.

Вечером я опять туда сходила. Сфотографировала природу. Там под нефтяной пленкой видно мальков. Утки тоже плавают. Все в нефти, но живые.

Никто не станет судиться с Роснефтью. Люди просто боятся. Это у нас градообразующая структура. Попадешь в немилость, потом нигде на работу не устроишься. Я правозащитник, я пробовала поднять людей, но ничего не вышло. Это, правда, было по другому поводу, не связанному с нефтеразливом.

Вот почему не поднимают шум. Если ехать по дороге в Ханты-Мансийск, то там больше десяти гектаров порубили и эти все бревна в грязи валяются. Тоже нефтяники сделали. Сразу за этой вырубкой плакат: «Берегите лес!» Дальше, прям впритык к порубке, есть больше нефтяное пятно и там птицы черного цвета летают, утки. Вся земля черного цвета,  и там никто не работает, ничего не делает. По площади это пятно точно такое же, как и нефтеюганское. Тоже рядом с населенными пунктами, это федеральная дорога, а вдоль обочины там нефть. Поодаль видно болото и там есть труба. Я думаю, что с этой трубы порыв.

Подробнее о разливе нефти в Ханты-Мансийском автономном округе читайте в материале «Нефтеюганск: нефть обещают убрать к четвергу»geo_icon