Полуденная температура воздуха на солнце в столице Перу, где продолжаются переговоры ООН по проблеме изменения климата, кажется, легко превышает 25, а то и 30 градусов Цельсия. Забавно, что именно на таком фоне в четверг прошло мероприятие «на полях» переговоров, посвященное Арктике, Антарктике, Гренландии, горным ледникам и вечной мерзлоте.

Традиционную дискуссию, которая теперь бывает почти на каждой сессии переговоров, организовала International Cryosphere Climate Initiative, международная организация, работающая на защиту криосферы — снежно-ледовой географической оболочки нашей планеты.

Начали обсуждение с обзора последних научных данных по влиянию изменения климата на криосферу, который представил Георг Казер, один из ведущих авторов соответствующей главы в последнем докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК). Ученый, например, напомнил собравшимся о том, что в Арктике температуры растут быстрее, чем в других регионах планеты, а последние 40 лет спутники фиксируют постепенное уменьшение площади арктического ледового покрова и его истончение.

Затем эксперты перешли к частным примерам своих регионов и обсуждению того, что нужно делать для адаптации к меняющемуся климату и как донести до руководителей стран и общества важность происходящего с криосферой. 

В дискуссии участвовали политики и ученые из стран, для которых проблемы криосферы — не пустой звук: Боливии и Чили, которые из первого ряда наблюдают таяние ледников Анд, Непала, представлявшего Гималаи, альпийской Австрии, а также США и Финляндии, «отвечавших» за северную полярную шапку и вечную мерзлоту.

Тем удивительнее было отсутствие среди докладчиков представителей России, о которой с подиума, по сути, за полтора часа не прозвучало ни слова.

Эта сессия, конечно, была совсем не обязательной и, скорее, направленной на просвещение аудитории, никаких решений там никто принимать даже не собирался. Но российской делегации явно было бы о чем рассказать: арктической стране, у которой на мерзлоту приходится 60-65 процентов территории и более чем достаточно ледников, глобальное потепление тоже ничего хорошего не обещает.

Росгидромет в свежем оценочном докладе об изменении климата в РФ пишет, что за последние 50 лет площадь оледенения российских арктических островов уменьшилась более чем на 720 квадратных километров, а в нынешнем веке «похудение» ледового покрова даже ускорилось. Ученые отмечают увеличение расхода льда на айсберги, которые становятся все крупнее и повышают риски для добычи нефти и газа на шельфе и для арктического судоходства. Эти тенденции, по прогнозам российских климатологов, сохранятся где-то до 2060 года.

Печально обстоят дела и с ледниками: так, на полярном Урале и Таймыре после 1960-х годов ледники уже потеряли четверть своей площади. А при ожидаемом потеплении и вовсе перестанут существовать к середине века. Площадь ледников также уменьшается на северо-востоке страны, в Сибири и на Кавказе. Это чревато ухудшением качества воды рек, которые «питаются» снегом и льдом высокогорий.

Наконец, по модельным расчетам ученых, к середине XXI века многолетняя мерзлота «протает на большей части севера европейской части России», а к его концу почти половина нынешней площади российской криолитозоны полностью оттает с поверхности — граница вечности для мерзлоты опустится на некоторую глубину.

Для нашей страны таяние мерзлоты — это не то чтобы проблема далекого будущего или пугающие теории о колоссальных выбросах метана, которые сделают потепление катастрофическим. Росгидромет подчеркивает, что за последние 30-40 лет изменение климата уже уменьшило ее несущую способность в среднем на 17 процентов. Во многих населенных пунктах российского Севера деформировано до 40-50 процентов построек, а в поселках бывшего Таймырского автономного округа — и все 100 процентов, говорится в докладе.

На поддержание работоспособности одних только северных трубопроводов и ликвидацию их деформаций уже сейчас ежегодно тратится до 55 миллиардов рублей. Если все действительно идет так, как прогнозируют климатологи, то Россия едва ли не больше всех заинтересована в том, чтобы о «невечности» вечной мерзлоты знало как можно больше людей. geo_icon