Действия ЕС по борьбе с глобальным потеплением напоминают фанатичного вегетарианца, который тайком от всех по ночам жарит себе стейки с кровью. Как иначе расценивать сообщения о том, что в Европе процветают угольные ТЭЦ, а более экологичные газовые станции находятся чуть ли не на грани закрытия?

С одной стороны, Евросоюз пытается быть мировым локомотивом по спасению климата — заставляя, например, авиакомпании покупать квоты на выбросы парниковых газов. С другой стороны, Европарламент демонстративно отказывается от мер, которые бы сделали «угольное» электричество невыгодным. А ведь при сжигании угля образуется почти в полтора раза больше парниковых газов, чем при сжигании природного газа.

Судите сами: за первые три месяца этого года немецкие электростанции продали на европейский рынок вдвое (!) больше электричества, чем за такой же период прошлого года. Этот ток был произведен на электростанциях, сжигающих уголь — одних из главных источников парниковых газов, вызывающих изменение климата на Земле. В то же время относительно «чистые» газовые ТЭЦ сокращают производство, пишет Manager Magazine.

Немецкое электричество дешевеет по двум причинам. Во-первых, переизбыток на внутреннем рынке из-за стремительного развития обновляемых источников. Но, во-вторых, что еще важнее — из-за резкого падения стоимости квот на выбросы парниковых газов.

Механизм рыночной торговли этими квотами был введен в действие Киотским протоколом. Его прекрасная идея состоит в том, чтобы компании, выбрасывающие в атмосферу парниковые газы, платили за выбросы — доходы от продажи квот должны идти на проекты по сокращению выбросов в других местах планеты.

Грубо говоря, сожгли в Европе тонну угля — высадили в Африке миллион деревьев. Авторы системы хотели уравновесить выбросы парниковых газов в промышленно развитых странах проектами по сокращению выбросов в других местах.

Но благими намерениями дорога выложена, сами знаете, куда. Рынок завален квотами, на которые упал спрос из-за мирового экономического кризиса. Цена на них падает, и падает, и падает. Цена квоты на выброс одной тонны углекислого газа упала на рынке до четырех евро — с первоначальных 30.

В результате производство энергии на угольных ТЭЦ в Германии подскочило в этом году аж на 23 процента. Одновременно с этим на газовых ТЭЦ оно сократилось на целых 16 процентов. И это несмотря на холодную зиму!

Немецкий концерн E.on даже грозился вовсе отключить свои газовые ТЭЦ — поскольку их эксплуатация потеряла экономический смысл. Потому что в Европе сегодня выгоднее сжигать уголь, а не газ.

Свое дешевое электричество немцы продавали в соседнюю Голландию. Дешевое настолько, что и голландцам стало невыгодно производить электричество на относительно чистых газовых ТЭЦ. И они тоже сократили производство.

Абсурд? В общем-то, да.

Руководствуясь здравым смыслом, Европейская комиссия решила положить конец угольному безумию и на днях попросила Европарламент сократить число квот на выбросы парниковых газов.

Это вызвало бы искусственный дефицит квот, подняло бы цену на них и сделало бы более «экологичную» энергию выгоднее.

Но не тут-то было. Европарламент проголосовал против. То есть в ближайшем будущем квоты продолжат стремительно обесцениваться, доводя до абсурда киотский механизм.

А Германия будет продолжать жечь уголь. И это при том, что именно торговля квотами задумывалась как инструмент, который должен был сделать выбросы дороже, а не дешевле. И тем самым создать стимулы для инвестиций в «зеленые» технологии.

Такая она, европейская энергетическая мораль.

В больших городах — собираем мусор раздельно, отказываемся от полиэтиленовых пакетов в супермаркетах, не пользуемся одноразовой посудой и ходим на демонстрации против атомных электростанций. И вообще, всячески боремся с глобальным потеплением. А вдали от чужих глаз — сжигаем все больше и больше угля, выбрасывая в атмосферу все больше и больше парниковых газов.

Днем — вегетарианцы, а по ночам — стейк.

 

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си»geo_icon