Недавно я оказался в кресле второго пилота в кабине «Боинга-737», на тренажере-симуляторе одной большой российской авиакомпании. Времени было мало, мы всего лишь взлетели, сделали круг над аэропортом и сразу приземлились — во Франкфурте-на-Майне. В симуляторе все было по-настоящему: и тряска при заходе на посадку, и боковой ветер, и даже тягач, который выталкивал самолет со стоянки от телетрапа.

Но для полной, как говорится, картины не хватало одной мелочи: пчел.

Да-да, пчел. Потому что именно Германия стала еще в 1999 году пионером в одном весьма оригинальном способе экологического мониторинга — чтобы проверить экологическую обстановку вокруг больших международных аэропортов немцы стали расставлять пчелиные улья возле взлетно-посадочных полос.

Первым стал Гамбург, где пчеловод-любитель Инго Фер с тех пор раз в году проводит один и тот же эксперимент. Он выпускает примерно 80 тысяч пчел в окрестностях аэропорта, расположенного, кстати, прямо в черте города.

Это называется пчелиный биомониторинг: пчел отправляют собирать пыльцу в радиусе полутора-двух километров вокруг аэропорта. Полученный в результате мед, а также воск, из которого пчелы делают соты, отправляют на лабораторные экспертизы. И год за годом получают один и тот же результат — мед, собранный в окрестностях аэропорта, отвечает самым высоким стандартам.

Правильные пчелы

За последние полтора десятка лет к проекту пчелиного биомониторинга присоединились десять аэропортов Германии (в том числе в Мюнхене и Дюссельдорфе). А также несколько скандинавских хабов, то есть транспортных узлов. Замысел прост — пчелы очень чувствительны к экологии. Собрав загрязненную керосином или тяжелыми металлами пыльцу, они бы попросту не вернулись в свои ульи.

А так, каждый год крупный аэропорт получает по сто и больше килограммов меда. В этом году мода на пчеловодство в аэропортах добралась до Канады, и теперь улья расставлены вокруг аэропорта Монреаля, который считается самым экологически сознательным в Канаде. А в США по объемам добычи меда лидирует аэропорт Чикаго.

Дотошные немцы подсчитали, что ради одного килограмма меда пчелам надо облететь примерно 15 миллионов цветов. Что каждая пчела вылетает на сбор пыльцы от 40 до 60 раз в день, и что летит она со скоростью 20 километров в час. И еще: одна пчела облетает в среднем за день тысячу цветков в радиусе двух-трех километров от своего улья.

В Шереметьево не до ульев

В общем, улья рядом с ревущими двигателями взлетающих авиаланейров — последний писк моды евро-американской экологической сознательности. Если ульями на крышах домов в центре Парижа сегодня уже никого не удивишь (воздух там настолько чист, что пчел можно выпускать на Елисейских полях), то сбор пыльцы с цветов возле взлетно-посадочных полос — это что-то новенькое. Авиация традиционно ассоциируется с вредными выбросами и парниковым эффектом, а тут баночка меда с логотипом аэропорта. Капиталисты проклятые.

В московском Шереметьево, главных воздушных воротах России, вопрос о возможности пчелиного мониторинга восприняли как шутку. Как говорят в пресс-службе аэропорта, вопрос установки ульев даже не рассматривался. При том, что у аэропорта, разумеется, есть своя cлужба охраны окружающей среды, сотрудники которой постоянно замеряют качество воздуха.

Роман Генис, начальник пресс-службы аэропорта, добавляет: «Нам бы хотелось оградить пассажиров от укусов, а самолеты — от столкновения с пчелиным роем. К тому же мы не планируем засевать окрестности взлетно-посадочных полос гречихой».

P.S. В Москве между тем плюс пять, а батареи центрального отопления по-прежнему включены на «зимнюю» мощность. Проветриваем...

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си»geo_icon