На календаре второй месяц весны. «А у нас снег», — говорит мне сестра, живущая между Малагой и Гранадой, на самом юге Испании.

В прошлом марте в Лондоне я получил солнечный удар, позагорав полтора часа на балконе. Год спустя в лондонских квартирах свежо, поскольку британское отопление не справляется с британскими же сквозняками. А пластиковых окон в местных домах нет — уродовать памятники архитектуры современными технологиями в этом «музее викторианской эпохи под открытым небом» запрещено.

Мерзнут мои друзья в Берлине; в Киеве грузовики вытаскивают из сугробов БТРами; в Москве врачи признаются, что последние пять лет не видели такой повальной простуды.

А все потому, что этой «весной» продолжалась зима. Холодная и снежная. Факт, с недоумением встреченный широкой публикой, не утруждающей себя отслеживанием научных публикаций всяких там британско-американских ученых, которые дружно и регулярно оповещают нас о том, чем грозит глобальное изменение климата.

Наверное, это нормально: мы обращаем внимание на погоду только тогда, когда она мешает нам жить — не дает улететь в отпуск или не пускает на работу. В остальное время проблемы климата нас не касаются — они слишком глобальны, абстрактны и далеки. Допустим, затопит какие-то там острова в Океании? Зато мы сможем выращивать бананы за полярным кругом!

На деле же в холодном марте и сильных снегопадах нет абсолютно ничего необычного. Больше того: нам всем надо привыкать к подобным фокусам погоды — климат на планете меняется, причем стремительно. И зима теперь совершенно необязательно будет заканчивается 28 февраля. А горы снега в наших городах могут стать вполне привычным явлением.

Еще четыре года назад Федеральная служба по гидрометеорологии выпустила доклад о последствиях глобального изменения климата для России. Заметьте: не какие-нибудь «британские ученые», которых еще можно было бы заподозрить в глобальном заговоре, инспирированном мировой американской закулисой. А наши, отечественные эксперты — из Росгидромета.

В том докладе, среди прочего, было черным по белому написано: на Европейской части страны будет больше дождя и снега. Эксперты предупреждали: участятся лесные пожары и все больше людей будет умирать от жары (доклад вышел за год до того адского лета, которое закончилось задымлением в Москве и тройным скачком смертности). И что «объемы селевых потоков на Северном Кавказе увеличатся на треть» (вы еще помните про невесть откуда взявшееся цунами в Крымске?)

Прошедший март продемонстрировал нам еще один парадокс изменения климата: с ростом средней температуры на планете зимы в Европе становятся холоднее.

Казалось бы, абсурд. Глобальное потепление — это когда должно становиться теплее в глобальном масштабе. Это действительно происходит — среднестатистические зимние температуры в Европе повышаются. Однако одновременно с этим иногда наступают нетипичные для времени года холода.

Как и случилось в этом марте.

А все из-за того, что в Арктике стремительно тает лед. В сентябре прошлого года площадь, покрытая льдом, сократилась до минимума за все время наблюдений. Чем меньше льда, тем больше открытой воды. Солнечные лучи не отражаются ото льда, а нагревают морскую воду — которая, испаряясь, поднимается в атмосферу. Из-за этого над Скандинавией все чаще образуются области высокого давления — открывая путь морозному арктическому воздуху в центр континента.

Климатологи говорят, что в будущем нас ждут не только волны тепла летом (наподобие московской жары 2010 года), но и внезапные заморозки со снегопадами зимой. В этой ситуации продажа шерстяных носков и кондиционеров может быть отличной бизнес-идеей.

Как говорится, не теряйте мужества — худшее впереди.

 

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си»geo_icon