Средиземное море, 27 миль от побережья Ливии. Команда корабля «Стив Ирвин» замечает рыболовную шхуну, которая держит курс на северо-северо-запад. На мачте развевается тунисский флаг. Судно идет с большой осадкой, оставляя за кормой подозрительно мощную кильватерную струю. Люди на мостике «Стива Ирвина» переглядываются, смотря на шхуну в бинокли. Не тащит ли она за собой кольцевой невод? Не дымят ли так дизельные двигатели оттого, что работают на пределе мощности? Нет ли на палубе водолазного снаряжения? Не заметна ли на воде легкая зыбь, которую поднимают мечущиеся в кольце невода рыбы?

Нет. На палубе видны лишь автопокрышки вместо спасательных кругов, выцветший брезентовый тент и сварные швы на залатанных бортах. Четверо рыбаков в лохмотьях совсем не похожи на людей, которые бы ловили синего тунца — самую дорогую рыбу Средиземного моря. За килограмм этого деликатеса в Японии дают 1000 долларов.

Рыбаки с опаской присматриваются к идущему им наперерез кораблю. «Стив Ирвин» — бывший патрульный катер шотландского рыбнадзора, 1975 года постройки, длина стального корпуса — почти 60 метров. Экипаж из 42 человек, на вооружении у которых — водомет и вертолет, скоростные катера и пулеметы, стреляющие пейнтбольными шариками с краской. В трюме — баки со зловонной масляной кислотой для наполнения бомб, шлемы и пластиковые полицейские щиты. Корабль экологов в четыре раза больше рыболовной шхуны. Над мостиком развевается флаг экологической организации «Морской пастух»: череп на черном фоне, с силуэтами дельфина и кита на лбу.

Крис Олтмэн улыбается рыбакам, рыбаки улыбаются Олтмэну. Корабли подходят почти вплотную друг к другу, один из рыбаков тянется через бортик, протягивает пилоту трепещущую дораду — в знак дружбы. Олтмэн колеблется: брать или не брать?

Рыбак удивлен: что за странные люди, отказывающиеся брать свежую рыбу, которой можно накормить целую семью? Через мгновенье шхуну относит так далеко, что вопрос о рыбе отпадает сам собой.

«Надо было взять рыбу?» — спросит за ужином пилот разведывательного вертолета Крис Олтмэн.

Молчание будет ему ответом. Никто из команды «Стива Ирвина» его не понимает. Здесь почти все вегетарианцы, почти у всех татуировки — у одних ангельские крылышки на спине, у других игральные карты на лодыжках. Мужчины небриты. Все они — неисправимые идеалисты, волонтеры общества охраны морской фауны «Морской пастух». И все настолько уверены в своей правоте, что готовы «рисковать жизнью», не требуя «ничего» взамен. Именно такие формулировки содержатся в расписке, которую подписывают все добровольцы перед выходом в море.
Эта пестрая компания и есть экипажи трех кораблей флотилии «Морского пастуха». Вот, например, Бек Стросснер — бывший дрессировщик боевых дельфинов для ВМФ США, который теперь искупает грехи перед природой. А вот Холли Уилсон — врач из Флориды, фанатичная вегетарианка.

Организация «Морской пастух» считает себя ни много ни мало авангардом спасителей планеты. Их критики называют волонтеров «сборищем экстремистов», которые борются с морскими браконьерами: таранят китобойные суда, рвут сети, забрасывают рыболовов «зловонными бомбами», обстреливают их из водометов. Сейчас в южном Средиземноморье они проводят операцию под названием «Синяя ярость–2». Ее цель — помешать нелегальному лову синего тунца.

«Мы не стоим на улицах с плакатиками, не просим пощадить несчастных животных. Мы останавливаем убийц», — говорит Пол Уотсон перед отплытием «Стива Ирвина»
с Сицилии.

Уотсон родился в Канаде. Основал общество «Морской пастух» в 1977 году. С тех пор он его бессменный лидер, идеолог, пиар-менеджер и ангел-хранитель.
В начале 1970-х Уотсон стоял у истоков знаменитого «Гринписа». Но быстро разочаровался в мирных методах борьбы. Это произошло во время акции против забоя детенышей тюленей в Канаде.

«Как можно размахивать транспарантами, когда рядом с тобой убивают живых существ? Если у тебя на глазах кого-то насилуют, ты же не станешь равнодушно смотреть? — рассуждает Уотсон. — Ты же вмешаешься!»Читать дальше >>>