Климатическая конференция ООН в Лиме завершилась в ночь на воскресенье — спустя 33 часа после официального дедлайна страны всё-таки согласовали ключевое решение, которое определяет план их работы на предстоящий год.

Считанные часы не дотянув до рекордной конференции 2011 года в ЮАР, где все разошлись только утром воскресенья, сессия в Перу произвела на свет «Лимский призыв к климатическим действиям» — эту экзотическую формулировку предложил ее председатель, перуанский министр окружающей среды Мануэль Пулгар Видал. Выстраданный текст пришлось пропустить через почти десять часов неформальных консультаций с основными переговорными блоками: в итоге получился стандартный набор компромиссов, который позволил всем сохранить лицо и отправиться спать.

Этим «призывом» страны обязуют сообщать о своих вкладах в будущее соглашение — планах по снижению выбросов парниковых газов, адаптации к изменению климата и другим направлениям деятельности после 2020 года. «Передовиков» приглашают сделать это к марту, остальных — как получится. При этом я не зря написала «что-то как-то сообщить»: в процессе агрессивного редактирования обязательство предоставить информацию по определенной форме, с заданным перечнем параметров, превратилось в пожелание. Переговорщики буквально заменили «предоставят» на «могут предоставить». А могут и не предоставить.

Кроме того, из текста исчезли упоминания заблаговременного анализа этой информации самими странами, этакого климатического «пир ревью». Вместо этого секретариат Рамочной конвенции ООН об изменении климата просто обобщит все данные и за месяц до саммита в Париже, в ноябре, поставит общую оценку ситуации — насколько сильным выходит новое соглашение.

Креативность и нестандартное мышление страны на этот раз проявили в вопросе финансов. Развитые страны горой стояли против каких бы то ни было новых целей по климатическому финансированию до 2020 года — и отстояли. Вместо конкретных чисел от них требуется при размышлении на эту тему сделать то, что неофициально (официальный перевод на русский язык ООН опубликует позже) можно перевести как-то так: «усилить имеющиеся количественные и качественные составляющие пути [к 100 миллиардам в год в 2020 году]». Что это значит, разобраться без бутылки перуанского писко невозможно.

Все страны, представителей которых журналисты сумели отловить в три часа ночи, сказали, что довольны результатом Лимы: по их мнению, конференция заложила хороший рабочий фундамент для итогов Парижа. Экологические организации тоже говорят про «удовлетворительно», но уже в смысле школьной «тройки»: решения, по их словам, ослабили и размыли до такой степени, что через них, не присматриваясь, можно увидеть главные проблемы переговоров в следующем году.

Французский министр иностранных дел и будущий президент переговоров 2015 года Лоран Фабиус на закрытии заявил, что Лима наконец-то «развеяла привидение Копенгагена», но вообще-то сначала это самое привидение успешно вызвали. В середине второй недели на странице конференции внезапно появился очередной черновик решения, который для многих стран стал сюрпризом — чего в принципе не должно быть, потому что все решения здесь принимаются консенсусом и разрабатываются при всеобщем участии. Документ, видимо, опубликованный по ошибке, убрали быстро, но все всё равно успели вспомнить злополучный саммит 2009 года: тогда проект соглашения, как и в этом случае, выгодный в первую очередь развитым странам, тоже «возник из ниоткуда», то есть был написан в неформальном и узком кругу участников.Читать дальше >>>