Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Ксерокс против незабудки

Цветы пахнут слабей, чем двести лет назад — из-за озона, который выделяют в атмосферу электроприборы
текст: Борислав Козловский
HGalina Shutterstock
У жалоб «раньше трава была зеленее, а лютики ароматней» есть реальная почва. Цветы на самом деле пахнут не так, как сто лет назад — и все это из-за загрязнения атмосферы сравнительно маленькими порциями озона, объясняет команда ученых из Барселоны (Испания) во главе с аспирантом-экологом Жераром Фарре-Арменьолем в научной статье, которую опубликовал журнал New Phytologist, Слова «озон» и «загрязнение» как-то не вяжутся. Эту молекулу, крайне активную модификацию кислорода, принято считать источником «запаха свежести» или «запаха грозы», а озоновый слой высоко в атмосфере — и вовсе защитным экраном, который спасает планету от жесткого ультрафиолетового облучения. В эту бочку меда команда Фарре-Арменьоля добавила свою неожиданную ложку дегтя: оказывается, на уровне земли озон разрушает органические молекулы, которые отвечают за запах цветов, даже если концентрация озона в атмосфере вроде бы ничтожна. В статье вместо привычного «процентного содержания» фигурирует аббревиатура ppb — «parts per billion», что переводится как «миллиардные доли». Как показал эксперимент, 120 миллиардных долей озона на одну часть воздуха достаточно, чтобы почувствовать разницу. В ходе опыта ученые воздействовали озоном на цветы черной (она же французская) горчицы, которая в диком виде растет в Европе и Азии практически повсюду. На расстоянии в четыре с половиной метра от цветка установили масс-спектрометр — прибор, способный регистрировать неуловимые количества молекул (к примеру, тех, которые отвечают за запах). Благодаря своей невероятной чувствительности масс-спектрометры успешно заменяют криминалистам, которые ищут наркотики или взрывчатку, служебных собак с натренированным нюхом. И вот что зарегистрировал масс-спектрометр в случае цветов, обработанных озоном: концентрация молекул, отвечающих за запах цветущей горчицы, ощутимо уменьшилась. Для одних — на 17 процентов, для других — на 31 процент. Кроме того, что луга становятся менее ароматными и привлекательными для прогулок, у этого эффекта есть реальные последствия для экосистемы. Запах нужен цветам не просто так, а чтобы привлекать опылителей — например, пчел или шмелей. Экологи из Барселоны проверяли свои выводы на шмелях Bombus terrestris: в эксперименте с озоном они и вправду опыляли горчицу с меньшей охотой. В 2008 году ученые описали этот эффект количественно, не вдаваясь в его причины: в 1800 году молекулы, ответственные за запах цветов, находили адресата-опылителя за 1000 — 1200 метров, а сейчас их хватает только на триста. Площадь «зоны оповещения», где цветок шлет шмелям и пчелам широковещательный сигнал «прилетайте и опыляйте», уменьшается таким образом в 10-16 раз. Откуда берется загрязнение атмосферы озоном? Этот газ получается при электрических разрядах внутри самых разных приборов (поэтому на практике запах озона — не запах грозы, а запах кабинета физиотерапии в поликлинике). Его выделяют даже офисные принтеры и копиры — и компания Xerox была вынуждена даже опубликовать специальное разъяснение на официальном сайте, где уверяла, что до опасных для здоровья концентраций дело не доходит. Свой вклад вносят автомобильные выхлопы, содержащие оксиды азота — из этих оксидов в результате реакций с разными летучими органическими молекулами получается все тот же озон. В результате его концентрация в городах запросто доходит до тех самых 120 частей на миллиард, которые приглушают запахи и вводят в заблуждение пчел.
09.10.2015