Переговоры ООН по климату в Лиме прошли «экватор»: оптимистический настрой первых дней пока сохраняется, несмотря на несколько довольно громких (в масштабах конференции) конфликтов. За первую неделю команды переговорщиков стран, состоящие из дипломатов, бюрократов и экспертов, должны подготовить черновики решений для своих начальников — «тяжелая артиллерия» в виде глав государств и министров приедет в столицу Перу во вторник.

Как и в прошлом году, печальным фоном для переговоров o проблеме изменения климата стало стихийное бедствие. И снова на Филиппинах: тайфун «Хагупит» обесточил целые районы на востоке страны привел к экстренной эвакуации более 65 тысяч человек. О масштабных разрушениях или жертвах пока не сообщается: как отмечают журналисты, пережив супертайфун «Хайян» в 2013-м, страна оказалась лучше подготовленной к его более слабому собрату.

Тем временем, Программа ООН по окружающей среде (UNEP) в пятницу представила новый доклад с очередной дозой пессимизма. Традиционно UNEP интересовалась в первую очередь так называемым «разрывом» между желаемым и действительным, то есть между научно обоснованными прогнозами необходимого снижения выбросов парниковых газов и реальными планами всех стран. Сейчас же эксперты программы оценили возможные затраты на адаптацию к последствиям изменения климата, которых уже никак не удастся избежать.

Математика UNEP вряд ли порадует стороны переговоров. Как уже достигнутые договоренности, так и будущее соглашение 2015 года в теории должны ограничить рост глобальной средней температуры планеты, обобщающего индикатора глобального потепления, двумя градусами Цельсия — притом, что примерно 0,8 градуса из двух мы уже «потратили». Считается, что такой потолок роста температуры позволит избежать по-настоящему катастрофических последствий изменения климата.

Так вот, по расчетам экспертов ООН, даже если эту цель удастся выполнить — что пока никто не гарантирует — к середине столетия затраты на адаптацию в развивающихся странах все равно могут в два-три раза превысить нынешние консервативные оценки климатологов и Всемирного банка. 70-100 миллиардов долларов в год превращаются в 250-500 миллиардов, а то и больше — если двумя градусами дело не ограничится.

По подсчетам UNEP, в 2012-2013 годах на адаптацию из государственных источников было выделено в общей сложности где-то 23-26 миллиардов долларов, но что будет после 2020-го, в период действия нового соглашения, пока никто не знает. Если развитые страны не «раскошелятся» или не придумают какой-то глобальный способ изыскивать такие суммы, «разрыв» в финансировании адаптации и, как следствие, рост ущерба и потерь неизбежны, предупреждает UNEP.

Финансы в переговорах — традиционно самый острый вопрос. На печально известном саммите в Копенгагене развитые страны пообещали развивающимся собрать 30 миллиардов долларов в 2010-2012 годах в качестве «быстрого» финансирования климатических проектов. А к 2020 году собирать уже суммы, близкие по масштабам к числам из доклада — 100 миллиардов долларов в год.

При этом о том, где и как именно брать такие деньги, — для сравнения, вся официальная помощь от стран ОЭСР развивающимся странам в 2013 году составила рекордные 134,8 миллиарда долларов — политики, видимо, решили подумать завтра, то есть когда-нибудь потом. В итоге «быстрые» средства не без оговорок, но собрали, а вот с источниками оплаты долгосрочных обещаний так ничего и не ясно даже в конце 2014 года. Неудивительно, что в Лиме почти все антинаграды «Ископаемое дня» от экологов получили развитые страны за разнообразные сомнительные высказывания по финансовому вопросу.

К экономике изменения климата мы еще вернемся, но только деньгами делу не поможешь: одними пачками долларов нельзя защитить город от более частых наводнений или почву в сельскохозяйственных районах, на которые с юга медленно «наступает» пустыня. Как подчеркивают авторы доклада, развивающимся странам понадобятся технологии адаптации, многие из которых сегодня уже существуют, но труднодоступны для тех, кто нуждается в них больше всего.

Наконец, не хватает и информационных ресурсов: нужно проводить анализ собственной уязвимости к изменению климата и «инвентаризацию» имеющейся климатической информации. Последнее, впрочем, явно касается не только развивающихся стран, но и, например, России, в которой вопросами адаптации к изменению климата пока озаботились только отдельные «продвинутые» регионы. geo_icon