Разлив нефти под заполярными льдами - такую опасность, по мнению «Гринпис», создает новая платформа «Приразломная» в арктическом Печорском море. Способа ликвидировать пятно до сих пор не придумано, а последствия будут смертельными, к примеру, для моржей и диких гусей, заявили экологи на пресс-конференции в Москве.

По заданию «Гринпис» эксперты центра «Информатика риска» смоделировали разные сценарии катастрофы. Вызвать ее может одна-единственная пробоина в танкере. В двух смежных отсеках умещаются до 10 тысяч тонн нефти, и если удар придется на переборку, эти тысячи тонн окажутся в воде. Как они поведут себя дальше – зависит от погоды, а та в Арктике бывает разной. «Когда волна выше двух-двух с половиной метров, никакие средства локализации пятна не помогут», – объясняет Валентин Журавель из «Информатики риска». По его оценкам, у гипотетической аварии 10-15 шансов из ста прийтись на самые неблагоприятные погодные условия.

Больше всего вреда нефть наносит, когда ее прибивает к берегу: гибнут морские птицы, которые там гнездятся, и атлантические моржи на лежбищах. Из-за сильного ветра это может случиться уже через 16-18 часов после аварии. А спасательные суда из портов на материке способны добраться до места только спустя несколько суток. «Когда случилась авария в Мексиканском заливе, ее ликвидировали шесть тысяч кораблей. Теперь представьте себе: Арктика, минус 40, ветер, ночь. Какие шесть тысяч судов тут могут быть?» – говорит Владимир Чупров из «Гринпис».

Если сравнивать Арктику с Мексиканским заливом, лед может даже стать преимуществом. Раздробленный, он будет сдерживать нефть, не давая ей растекаться. Разлив по поверхности льдины – тоже не худшее из зол: с ним борются так же, как с разливом на суше. Зато если нефть вылилась под лед – добраться до нее нельзя никак. «Пока это проекты, технологии будущего: роботы ползают по обратной стороне льдины и собирают все лишнее. Сейчас таких аппаратов у нефтяников нет», – уточняет Валентин Журавель. А Игорь Честин, глава Фонда дикой природы (WWF) в России добавляет: «Список аварийного оборудования на «Приразломной» - это лопаты, болотоходы и тому подобное».

Шансы, что масштабная авария случится, малы – один из 500 тысяч, если иметь в виду разлив 10 тысяч тонн. Однако разлив пяти тысяч тонн, содержимого одного отсека танкера, на полтора порядка более вероятен, утверждает Журавель. Это максимальный масштаб разлива, на случай которого у компании «Газпром нефть шельф», оператора месторождения, имеется хотя бы формальный план действий. Однако срок действия старого утвержденного плана уже закончился, а новый так и не утвержден МЧС. Это делает работу «Приразломной» незаконной, считают экологи.

«Гринпис» протестует не только против российских проектов добычи нефти в Арктике. Как заметил Куми Найду, исполнительный директор «Гринпис Интернешнл», организация уже заставила британскую компанию Cairn Energy отказаться от бурения новой скважины на шельфе Гренландии, а теперь выступает против освоения компанией Shell месторождений у берегов Аляски. geo_icon