«Ну что, сначала на рынок за икрой?» — спрашивает как нечто само собой разумеющееся водитель по дороге из аэропорта Петропавловска-Камчатского. И очень удивляется ответу.

Нет. Я приехала посмотреть на проект, который должен отвлечь жителей Камчатки от лососевого браконьерства — главного источника дохода местных рынков. Сейчас на полуострове стараются выжать максимум за два-три месяца путины (время массовой миграции рыбы), игнорируя другие дары природы. Ведь даже в разгар лососевого сезона самая дешевая икра — горбуши — стоит на рынке 1300 рублей за килограмм (кеты и кижуча — 1800, нерки — дороже 2000).

Это несравнимо дороже грибов: килограмм белых стоит «всего» 500 рублей. Но ведь сезон грибов и ягод длится вдвое дольше путины. А рыночную стоимость одних только ягодных запасов Камчатки Всемирный фонд дикой природы (WWF) оценивает в гигантские 120 миллионов долларов.

Два фонда — WWF и Citi, из которого одноименная корпорация финансирует социальные проекты — объявили в начале 2014 года конкурс бизнес-планов, которые должны помочь превратить сбор грибов, ягод и других даров природы в прибыльный в бизнес. 12 победителей получили деньги на оборудование и лицензирование своей продукции.

«В идеале проекты-победители должны притянуть тех, кто боится открыть свое дело, стать точкой роста, — говорит Сергей Рафанов, руководитель Камчатского-беренгийского отделения WWF. — Особенно это касается дальних поселков, где людям нечем заняться». Он имеет в виду 82 населенных пункта Камчатки, в которых живут 72 тысячи человек.

Маркетолог-вегетарианец

Марина и Дмитрий Щаповы летом открыли свое предприятие по переработке дикоросов. Цех по производству копорского чая пара возвела за два месяца на своих шести сотках. Дмитрий Щапов занимается строительством, а его жена Марина до прошлого года была маркетологом.

В чистеньком деревянном домике на столе стоит чайник, стаканы и тарелка из самодельных кокосовых шариков — прямо как в кафе с индийской кухней. В углу тихо гудит широкий белый шкаф, похожий на холодильник. В нем сушится иван-чай, из которого через два месяца и получится копорский чай, популярный в России до XIX века, пока его не вытеснил китайский.

«Заказов у нас уже больше, чем можем выполнить! Один бизнесмен из Москвы попросил сразу полтонны, а у нас в этом году всего 20 килограммов, — говорит Марина Щапова, разливая по стаканам бледно-коричневую жидкость. — Интерес к правильному питанию растет. Мы съездили пять лет назад в Индию и с тех пор задумываемся, что и как есть, я все время экспериментирую. В последнее время, например, полюбила коктейль из банана с крапивой».

Непривычный кислый напиток на вкус напоминает шиповник. Со следующей весны Щаповы планируют заняться популярными на Камчатке черемшой и папоротником (салат из него есть в меню всех местных кафе), чтобы загружать цех с мая по сентябрь и выходить на окупаемость.

«И еще бы сушила морскую капусту, — мечтательно говорит Марина. — Однажды попросила знакомого водолаза собрать для меня, высушила — такой классный продукт! Но никто здесь не хочет ее добывать». Почему? «Потому что всех интересует только икра. А мы — вегетарианцы».

Вегетарианцев на Камчатке мало. Поэтому семья Щаповых и планирует расширять ассортимент.

Сквозь колючую проволоку

Сбор дикоросов перестает казаться экзотичным уже в сотне километров на северо-запад от Петропавловска, когда сначала исчезают дома и забегаловки вдоль дороги, а потом и асфальт. Трясясь на грунтовке, часами видны лишь непривычные серовато-желтоватые стволы местных берез и горы. Стоит зайти на десять шагов в лес, видишь лисички, белые грибы и голубику.

Самое успешное на Камчатке предприятие по сбору дикоросов создал городской житель. Но осенью его проще застать в глубине полуострова. Николай Богунов принимает гостей в пункте приема и переработки грибов и ягод в селе Долиновка в 375 километрах от Петропавловска — у него есть чему поучиться другим участникам проекта.Читать дальше >>>