Переговоры ООН по климату вступают в завершающую стадию: в Лиму приехали главы делегаций, а на столах появились первые черновики итоговых документов. И одновременно с этим как-то сразу сменился предмет дискуссий вне переговорных комнат: под конец сессии наука, роль будущих поколений, судьбы лесного хозяйства и здравоохранения обычно уступают места «вульгарному материализму», то есть экономике и в первую очередь энергетике.

Доля выбросов от сжигания ископаемого топлива в общемировом объеме выбросов парниковых газов составляет около 60 процентов. В большинстве стран энергетический сектор в широком смысле (все, что приводит к выбросам CO2 от сжигания топлива) по этому показателю намного опережает другие сектора — промышленность, землепользование, управление отходами. Так что на самом деле разговор о проблеме изменения климата — это разговор о мировой энергетике и о том, что с ней будет дальше. Неудивительно, что энергокомпании всех мастей хотели бы участвовать в этом разговоре и отправляют на переговоры свои делегации в качестве наблюдателей и экспертов.

Экологические активисты не согласны: они считают, что необходимое решительное снижение выбросов парниковых газов прямо противоречит интересам «старого» энергетического сектора современной экономики, а, значит, энергетики (кроме сектора возобновляемых источников энергии) переговорный процесс могут только подрывать.

Свое несогласие они выражают привычными способами. Так, в понедельник массовую акцию протеста устроили на одном мероприятии «на полях» конференции, а сегодня ожидается митинг против проведения в Лиме бизнес-саммита по изменению климата.

Конференция в столице Перу, по мнению экологов, лишний раз показывает, что энергетика на основе ископаемого топлива — угля, газа, нефти — не имеет будущего и сама неизбежно станет «ископаемым». А все потому, что рано или поздно мировая экономика должна стать углеродно-нейтральной: объем выбросов парниковых газов должен сравняться с объемом их поглощения так, чтобы разница, то есть чистые выбросы, стали равны нулю.

В Лиме предложение обнулить чистые выбросы парниковых газов к 2050 году попало в первый черновик переговорного текста по новому соглашению, что вызвало активное одобрение «зеленых». Цель благородная и, главное, очень удобная с точки зрения сравнения стран: ни тебе разных сценариев, ни разных отчетных периодов, один и тот же показатель — и все делают то, что, по идее, и так должны делать, если действительно хотят ограничить рост глобальной средней температуры планеты двумя градусами Цельсия. Переход на полную углеродную нейтральность соответствует выводам и рекомендациям экспертов ООН по климату.

Пока нет никакой уверенности, что «тот самый» параграф переживет хотя бы последнюю ночь переговоров в Лиме, но вокруг него уже ведутся бурные дискуссии. Глобальный «выход на ноль» активно поддерживают, например, Франция, Швеция, Норвегия и Германия, а Китай и США пока лишь аккуратно заявили, что не имеют принципиальных возражений по этому поводу. Зато, конечно, такие возражения есть у Саудовской Аравии и других нефте- и газодобывающих стран (Россия по этому вопросу публично пока не высказывалась). В поддержку такой цели в начале недели выступил глава Всемирного банка Джим Ен Ким, который призвал все страны в новом глобальном соглашении «проложить путь» к нулевым чистым выбросам парниковых газов до конца века.

На практике, правда, этот путь может быть крайне тернистым: по расчетам британского офиса «ПрайсвотерхаусКуперс», чтобы «выйти на ноль» выбросов в энергетике к 2100 году, странам придется не просто полностью отделить экономический рост от роста выбросов парниковых газов, но и активно снижать последние. Темпов, с которыми это надо будет делать, за всю историю процесса удалось добиться только США и лишь однажды, на самом пике «сланцевой революции», пишут в «ПрайсвотерхаусКуперс» — чтобы выйти на такую долгосрочную траекторию, потребуется новая энергетическая революция.Читать дальше >>>