Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Энергетика на нуле?

Сможет ли человечество свести парниковый баланс мировой экономики — и захочет ли
текст: Ольга Добровидова
TTstudio Shutterstock

Переговоры ООН по климату вступают в завершающую стадию: в Лиму приехали главы делегаций, а на столах появились первые черновики итоговых документов. И одновременно с этим как-то сразу сменился предмет дискуссий вне переговорных комнат: под конец сессии наука, роль будущих поколений, судьбы лесного хозяйства и здравоохранения обычно уступают места «вульгарному материализму», то есть экономике и в первую очередь энергетике.

Доля выбросов от сжигания ископаемого топлива в общемировом объеме выбросов парниковых газов составляет около 60 процентов. В большинстве стран энергетический сектор в широком смысле (все, что приводит к выбросам CO2 от сжигания топлива) по этому показателю намного опережает другие сектора — промышленность, землепользование, управление отходами. Так что на самом деле разговор о проблеме изменения климата — это разговор о мировой энергетике и о том, что с ней будет дальше. Неудивительно, что энергокомпании всех мастей хотели бы участвовать в этом разговоре и отправляют на переговоры свои делегации в качестве наблюдателей и экспертов.

Экологические активисты не согласны: они считают, что необходимое решительное снижение выбросов парниковых газов прямо противоречит интересам «старого» энергетического сектора современной экономики, а, значит, энергетики (кроме сектора возобновляемых источников энергии) переговорный процесс могут только подрывать.

Свое несогласие они выражают привычными способами. Так, в понедельник массовую акцию протеста устроили на одном мероприятии «на полях» конференции, а сегодня ожидается митинг против проведения в Лиме бизнес-саммита по изменению климата.

Конференция в столице Перу, по мнению экологов, лишний раз показывает, что энергетика на основе ископаемого топлива — угля, газа, нефти — не имеет будущего и сама неизбежно станет «ископаемым». А все потому, что рано или поздно мировая экономика должна стать углеродно-нейтральной: объем выбросов парниковых газов должен сравняться с объемом их поглощения так, чтобы разница, то есть чистые выбросы, стали равны нулю.

В Лиме предложение обнулить чистые выбросы парниковых газов к 2050 году попало в первый черновик переговорного текста по новому соглашению, что вызвало активное одобрение «зеленых». Цель благородная и, главное, очень удобная с точки зрения сравнения стран: ни тебе разных сценариев, ни разных отчетных периодов, один и тот же показатель — и все делают то, что, по идее, и так должны делать, если действительно хотят ограничить рост глобальной средней температуры планеты двумя градусами Цельсия. Переход на полную углеродную нейтральность соответствует выводам и рекомендациям экспертов ООН по климату.

Пока нет никакой уверенности, что «тот самый» параграф переживет хотя бы последнюю ночь переговоров в Лиме, но вокруг него уже ведутся бурные дискуссии. Глобальный «выход на ноль» активно поддерживают, например, Франция, Швеция, Норвегия и Германия, а Китай и США пока лишь аккуратно заявили, что не имеют принципиальных возражений по этому поводу. Зато, конечно, такие возражения есть у Саудовской Аравии и других нефте- и газодобывающих стран (Россия по этому вопросу публично пока не высказывалась). В поддержку такой цели в начале недели выступил глава Всемирного банка Джим Ен Ким, который призвал все страны в новом глобальном соглашении «проложить путь» к нулевым чистым выбросам парниковых газов до конца века.

На практике, правда, этот путь может быть крайне тернистым: по расчетам британского офиса «ПрайсвотерхаусКуперс», чтобы «выйти на ноль» выбросов в энергетике к 2100 году, странам придется не просто полностью отделить экономический рост от роста выбросов парниковых газов, но и активно снижать последние. Темпов, с которыми это надо будет делать, за всю историю процесса удалось добиться только США и лишь однажды, на самом пике «сланцевой революции», пишут в «ПрайсвотерхаусКуперс» — чтобы выйти на такую долгосрочную траекторию, потребуется новая энергетическая революция.

Сами энергетики настроены не особенно революционно. В докладе Global Electricity Initiative, представленном на переговорах во вторник, прямо подчеркивается: хотя возобновляемые источники энергии и другие «безуглеродные» технологии продолжат укреплять свои позиции, как минимум до 2035 года мы никуда не денемся от угля и природного газа, двух ключевых на данный момент видов топлива для электростанций. «ЭксонМобил», один из глобальных лидеров по добыче и переработке нефти, в своем свежем прогнозе развития энергетики тоже написал, что до 2040 года нефть останется главным источником энергии для человечества, а рост нефтегазового сектора продолжится как минимум до 2040-го.

Экологи доклад «ЭксонМобил» уже раскритиковали, назвав его «фантазиями компании», полностью оторванными от реальности. Но осторожный скептицизм отрасли разделяет и глава Мирового энергетического агентства (МЭА) Мария ван дер Хувен: по ее словам, трудно говорить о такой масштабной цели сейчас, когда примерно один миллиард жителей Земли все еще не имеют доступа к электричеству. В недавнем среднесрочном прогнозе для сектора возобновляемой энергетики в августе МЭА понизило свои оценки темпов роста до 2020 года для всех видов ВИЭ, кроме фотовольтаики, сославшись на неопределенности в политике стран и трудности интеграции в энергосистемы.

Еще сложнее будет «озеленить» другие секторы — производство стали, цемента и химическую промышленность: их гибкость в снижении выбросов парниковых газов еще более ограниченна, зачастую просто технологически. И вот здесь полезно будет вспомнить о том, почему речь идет именно о чистом объеме выбросов.

Теоретически даже в таком «нейтральном» сценарии вполне можно продолжать использовать нефть, газ и уголь — если параллельно сажать деревья и организовать сбор и захоронение CO2 от их сжигания под землю (точно так же американский пловец Майкл Фелпс может потреблять 12 тысяч килокалорий в день и не полнеть — но только когда активно тренируется перед соревнованиями). Но это теоретически: леса человечество, как мы уже выяснили, пока «в сухом остатке» вырубает, а не выращивает, их площадь уменьшается, хотя и медленнее, чем могла бы. Технологии же захоронения углекислого газа находятся на стадии небольших опытных площадок, и пока не ясно, насколько широкое распространение они смогут получить.

Главная проблема с углеродной «нейтрализацией» мировой электроэнергетики, по мнению Global Electricity Initiative, — в противоречивых, а то и взаимоисключающих сигналах и решениях, которые порой принимают правительства: когда, например, Россия 2 апреля одобряет план действий по снижению выбросов парниковых газов, а 3 апреля — долгосрочную стратегию развития угольной промышленности с ростом добычи угля и активным импортозамещением (пример не гипотетический, а реальный, к сожалению). Сектор хочет понятных правил игры в обозримом будущем, но, похоже, не очень рассчитывает на то, что о таких правилах страны действительно смогут договориться на следующем, решающем саммите в Париже в 2015 году.

10.12.2014