Ярым противникам атомной энергетики лучше не подниматься на третий этаж лондонского Музея науки. Там есть экспонат, который может лишить их дара речи.

На стенде «Энергетика будущего» гостям музея предлагается проверить свои знания об эффективности и экологичности разных источников энергии. Внимание, вопрос: сколько парниковых газов выбрасывает обычная АЭС? Варианты ответов: наполовину меньше обычной электростанции на сгораемом топливе; вдвое больше обычной электростанции; почти нисколько.

Правильный ответ: «почти нисколько». То есть так ненавистные многим АЭС практически не участвуют во всемирной гонке по сжиганию угля, нефти и газа, которое ведет к изменению климата. Более того, атомным станциям нужно меньше всего места из расчета единицы произведенной энергии на единицу площади. Меньше, чем прибрежному парку ветряных электростанций, парку солнечных батарей в пустыне или угольному карьеру.

Да, строительство АЭС — очень дорогое удовольствие. Да, никто на планете до сих пор не придумал, как и где безопасно хранить радиоактивные отходы. Но спор противников АЭС и сторонников — это вечный спор идеалистов с прагматиками. В котором эмоции часто побеждают разум. Как, впрочем, в любом споре на экологическую тематику.

Глобальный энергетический голод — не тетка. Сегодня в 31 стране мира работают 436 атомных реакторов. Они вырабатывают 11 процентов всей энергии, потребляемой на планете. Но разные страны по-разному относятся к атомной энергетике — в силу своего благосостояния, истории, амбиций, а также прагматизма и идеализма.

С одной стороны — азиатские тигры Индия, Китай и примкнувшая к ним Южная Корея. В ближайшее время эти три страны планируют построить 37 реакторов (большинство, конечно, в Китае). В этом же «атомном клубе» — Франция, реализующая концепцию национальной «энергетической независимости» и получающая с АЭС чуть ли не 75% энергии.

С другой стороны — Германия, покупающая почти половину потребляемого газа в России. Немецкое правительство под впечатлением аварии на «Фукусиме» (и падающих рейтингов правящей партии накануне важных региональных выборов) решило выбить главный козырь из рук оппозиционных «зеленых» — и за несколько дней до выборов весной 2011 года объявило о полном отказе от атомной энергии к 2022 году.

Рейтинги это не спасло — партия Меркель проиграла выборы в земле Баден-Вюртемберг, премьер-министром которой впервые в истории стал «зеленый». А вот АЭС отключать пришлось — к ужасу энергокомпаний, которым они принадлежали. Электричества стало не хватать, и немцы даже какое-то время покупали его за границей — с атомных станций в Чехии и Франции. «Зеленые» же нашли новую мишень для критики. Вместо выключенных АЭС они принялись протестовать против строительства... новых линий электропередач, которые должны будут пройти с севера на юг страны, связав тем самым ветряные электростанции в Северном море с потребителями энергии на юге страны. Потому что новые ЛЭП испортят ландшафты, распугают животных и прочее. Абсурд?

Невидимая угроза

В состоятельных странах Западной Европы сформировался новый тип личности — homo protesticus, человек протестующий. Будь то новый вокзал, новая взлетно-посадочная полоса или новая электростанция — на любой проект находятся сотни, тысячи, десятки тысяч противников.

В этом отношении атомная энергетика — отличная мишень. Все, что связано с радиацией, окружено ореолом загадочности и ужаса — невидимая угроза гораздо страшнее, чем какие-то примитивные «нефтяные войны». Триллер про «чернобыльских мутантов» страшнее, чем очередной боевик про Ближний Восток. Для европейского обывателя облако пыли над Фукусимой выглядит гораздо более зловеще, чем любой теракт в Ираке, любой нефтяной разлив в Нигерии, любая авария в Мексиканском заливе. Пусть в войнах за нефть гибнут тысячи людей, пусть дохнут рыбы и птицы и — это далеко, привычно и нас не касается. Мы выключим свои АЭС и будем покупать нефть и газ за границей. А на что уж правительства и правящие режимы «нефтяных стран» потратят эти деньги — их внутреннее дело.Читать дальше >>>