Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), постоянный гость на переговорах ООН, в понедельник решила напомнить всем их участникам, что потепление — это и их головная боль тоже. ВОЗ давно настаивает, что на климатической «передовой» уже в этом веке окажутся не только, скажем, фермеры, но и врачи, потому что климат имеет большое значение для предмета их профессионального интереса — здоровья человека.

Разговор о климате и здоровье людей последние четыре года часто начинается с одних и тех же фотографий: москвичи и гости столицы в защитных масках на фоне Красной площади или улиц города, едва различимых в дыму — с них начался и доклад представителей ВОЗ. Аномальное лето 2010 года, по оценкам медиков, унесло жизни 11 тысяч человек в столичном регионе, а в целом по России число избыточных смертей превысило 44 тысячи.

Климатологи, со своей стороны, считают, что в деле мог быть замешан «человеческий фактор». Хотя нельзя сказать, что именно изменение климата вызвало жару-2010, результаты моделирования показывают, что воздействие человечества на климат Земли существенно повысило вероятность такого события — и в будущем она продолжит расти.

По словам заведующего лабораторией прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения ИНП РАН Бориса Ревича, летом 2010 года наблюдался рост числа смертельных исходов не только от «обычных подозреваемых» — сердечнососудистых заболеваний, заболеваний органов дыхания, диабета — но и от инфекционных и паразитарных заболеваний, новообразований и даже от внешних причин. Обидно, но ученые пока не обещают снижения смертности в более теплые зимы.

Пожалуй, следующий по популярности пример влияния климата на здоровье людей — малярия, число смертей от которой в 2012 году, по данным ВОЗ, составило от 473 до 789 тысяч. На самом деле, как отмечается в недавнем докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), влияние роста температур на распространение возбудителя этого заболевания нелинейно и сильно зависит от условий конкретного региона — то есть нельзя однозначно сказать, что будет с заболеваемостью дальше. Ясно одно: ареалы переносчиков малярии, лихорадки денге и других заболеваний изменятся вместе с климатом, и все они легко могут оказаться в новых для себя местах.

Как это бывает, знают и в нашей стране. Всемирный фонд дикой природы (WWF) России в июне 2013-го выпустил сообщение, в котором рассказал о проблеме, в общем-то, известной любому эксперту по изменению климата: теплые зимы и весны, которые в российских широтах случаются все чаще, помогают успешно перезимовать все большему и большему количеству клещей. Те на радостях за время своей активности успевают освоить новые для себя территории, где люди не знают «технику безопасности» с самого детства — в итоге риск обнаружить на себе клеща растет. Очень похожая тенденция наблюдается и, скажем, на северо-востоке США и в Канаде.

Пока ученые не обнаружили свидетельств того, что потепление уже привело к росту заболеваемости клещевым энцефалитом или болезнью Лайма, но клещей действительно стало больше. Повторюсь, в 2013-м году в этом не было никакой новости, но сообщение, тем не менее, вызвало у СМИ и их читателей большой ажиотаж и даже некоторую панику. Внезапно оказалось, что изменение климата — это не только про какие-то далекие острова, уходящие под воду, и несчастных белых медведей. Напротив, оно может иметь для каждого из нас самые что ни на есть прямые последствия — буквально под соседним кустом. 

Эксперты ВОЗ подчеркивают, что одними тепловыми ударами и страшилками о членистоногих дело не ограничивается: влияние изменения климата на здоровье людей «спрятано» почти во всех наблюдаемых и прогнозируемых его последствиях. Потепление перерисует карту мирового сельского хозяйства? Получите дефицит продовольствия и недоедание, которое сегодня оказывается первопричиной примерно 45 процентов всех детских смертей в возрасте до пяти лет. МГЭИК в своем докладе пишет, что к 2050 году  в развивающихся странах число детей, страдающих от недоедания, из-за изменения климата может оказаться на десять-двадцать процентов больше, чем могло бы быть при прочих равных.

Больше погодных катаклизмов? Больше пострадавших, которым требуется медицинская помощь. Дефицит чистой воды из-за засух или, наоборот, масштабные наводнения? Легче распространяются диарея, паразитарные болезни и другие «болезни бедности»Наконец, угольные электростанции, автотранспорт и даже плохие дровяные печи помимо «парникового» вреда в виде CO2 приносят еще и более банальный — по оценкам ВОЗ, с загрязнением воздуха и его плохим качеством связано около семи миллионов преждевременных смертей в год.

Расчет ВОЗ (и российских экологов с их клещами) понятен: хочешь обратить внимание политиков и населения на проблему — целься в личное. Беда, правда, в том, что изменение климата всегда играет нечестно: оно и здесь сильнее ударит по тем странам, чей вклад в него невелик, а ресурсы минимальны. Все остальные могут просто махнуть рукой, понадеявшись на свои системы здравоохранения. Хотя, как показала другая аномальная жара, уже немного подзабытая — летом 2003-го в Европе — это наивный и опасный подход. geo_icon