Во время моего недельного путешествия по этому островку стабильности на Ближнем Востоке я увидел много неожиданного: и бедуинов с айфонами посреди пустыни, и потрясающей красоты закат на берегу Мертвого моря, и двух пьяненьких японцев в деловых костюмах на 15-м этаже амманского отеля, которые что-то показывали на карте Ирака своему арабскому бизнес-партнеру...

Но одним из самых оригинальных впечатлений от поездки стала новенькая солнечная электростанция в поселке бедуинов примерно в 15 минутах езды от всемирно известной Петры, древней столицы Набатейского царства, вырубленной в скалах.

Чудо цивилизации

На обочине пыльной дороги, за железным забором с амбарным замком красовалось это чудо современной цивилизации — несколько рядов новейших солнечных батарей. Они блестели на солнце, как наглядное подтверждение изменений, происходящих в Иордании — последней «тихой гавани» Ближнего Востока, окруженной не самыми стабильными странами региона.

«Арабская весна» обошла Иорданию стороной, но политические потрясения у соседей коснулись ее самым непосредственным образом. Еще несколько лет назад Иордания получала больше 90 процентов природного газа из Египта. Но после свержения президента Мубарака газопровод, по которому египетский газ доставлялся в Иорданию, стал мишенью для экстремистов — с 2011 по 2013 год его взрывали 16 раз. Общая сумма убытков Иордании от недопоставок египетского газа составила 5,2 миллиардов долларов. И стране пришлось в срочном порядке искать альтернативные источники энергии. Тем более что египтянам стало не хватать газа для собственных нужд.

Иордания (как, впрочем, и любая страна) — заложница своей географии. Не имея собственных ресурсов, страна вынуждена импортировать 97 процентов потребляемой энергии. Это не самое завидное положение, учитывая окружающую геополитическую нестабильность. Но нет худа без добра — страна частично начала делать ставку на обновляемые источники энергии и «зеленые» технологии.

Во-первых, страна, большую часть территории которой занимают пустыни — идеальное место для развития солнечной энергетики. В Иордании пошли даже разговоры о том, чтобы с помощью солнечных батарей перевести на самообеспечение электричеством все мечети страны.

Одним из первых инвесторов в этом секторе стал Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР), не так давно расширивший сферу своей деятельности за пределы Европы. На сегодня банк инвестирует в общей сложности 75 миллионов долларов в строительство двух солнечных электростанций в Иордании.

Газ, нефть и атом

Во-вторых, Иордания нашла нового поставщика природного газа — американскую компанию, зарегистрированную в Хьюстоне. Компания занимается не чем иным, как добычей и продажей природного газа с израильского месторождения в Средиземном море. Но поскольку отношения с США у Иордании гораздо лучше, чем с Израилем, покупка газа у американского посредника гораздо выгоднее с точки зрения внутриполитического имиджа правительства.

В-третьих, еще в 2008 году в дело освоения энергетических ресурсов Иордании вступила маленькая, но гордая... Эстония. Ее государственный нефтяной концерн Eesti Energia, работающий на мировом рынке под маркой Enefit, получил контракт на строительство электростанции на сланцевой (керогеновой) нефти, запасы которой есть как в Эстонии, так и в Иордании (только не путайте ее со сланцевой нефтью, добываемой методом гидроразрыва пласта).

Реализация двух «эстонских» проектов позволит Иордании сэкономить миллионы долларов каждый год на покупке энергоносителей за рубежом.

Наконец, не осталась в стороне и Россия: осенью 2013 года «Росатом» выиграл тендер на строительство первой иорданской АЭС.

Это, конечно, не самый «зеленый» вариант. К тому же встает вопрос: откуда брать воду для охлаждения реакторов? Ведь вода — такой же дефицит в пустынной Иордании, как нефть и газ.

Но это уже совсем другая история.  

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си»geo_icon