Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Страница автора GEO

Дмитрий Губин

Российский журналист и телеведущий

Все материалы автора

Гонконг — это особая территория с прозападными настроениями и принципами жизни. Бывшая британская колония, которая с 1997 года вновь стала частью Китая

Возьмем ручку: нужно записать важное для первых минут в Гонконге. Почему записать? 

Надо всеми Венециями (то есть обеими) тяготеет проклятие сезонности. Однако страшный сон отельера или туроператора — летом густо, зимой пусто — для путешественника сладок. В Венециях лучше всего зимой

Чума сезонности — это не тройные цены на отели и самолеты, очереди в музеи, женские туалеты и рестораны. И даже не миллион-другой сбитых в стаи китайцев, регулятор громкости которых вывернут до упора. Чума сезонности — это невозможность персонализировать то, ради чего путешествуешь. Потому что цены, очереди и, опять же, китайские туриcты — попробуй сделай своим то, что хватает миллиард рук.

Классическая Армения, страна церквей с каменными крышами и гор цвета «хриплой охры», как писал поэт Осип Мандельштам, неожиданно становится страной... школ. Чему там учат? Будущему

Vostock-media

Почти четверть века я не был в Армении.

Тогда шла война.

Тогда из встрепанного и совершенно советского аэропорта Звартноц путь к Еревану освещался лампочками над табуретками, на которых был убогий товар: от яблок до бутылок с невкусным кислым вином.

Парижский книжный магазин как символ общественных настроений в стране
Как-то в Париже я на час завис на Бульмише в отделе медлитературы магазина Gibert Jeune — хотя ни секунды не медик. «Бульмиш» — сокращение от бульвара Сен-Мишель, главной артерии Латинского квартала, где рыбками снуют студенты Сорбонны и обитает половина героинь романов Анны Гавальды, главной менезингерши и трубадурши сегодняшнего Rive Gauche, Левого Берега. Бульмиш с окрестными улочками вообще нашпигован книжными магазинами, лавчонками и развалами, включая те, где все книжки по 20 центов.
Вернувшиеся из Японии говорят одно и то же, а не ездившие туда спрашивают об одном и том же: «Это космос, да?!» С чего вы взяли? Из «космического» в Японии одни только унитазы, и о них отдельный разговор. Просто Япония — это другая цивилизация. Как Марс — другая планета

В Токио нет улиц. То есть улицы есть, но названий у них нет. То есть бывают, но не всегда. И если я захочу объяснить, где находится в Токио китовница (как еще назвать забегаловку, где жарят-парят-варят кита?), то придется сказать нечто вроде:

Альпийский район катания Зерфаус-Фисс-Ладис — это такие австрийские горнолыжные школа и детский сад — сразу во всех смыслах

Альпы есть Альпы. Когда суммарная длина трасс в регионе катания превышает 200 километров, бессмысленно говорить: «О, там такие горы!»

Потому что всюду, где больше пары сотен километров выглаженных ратраками спусков, горы есть и такие, и сякие, и эдакие; и для новичков и для экспертов; и жилье там тоже всякое есть, и развитая инфраструктура, и обращать внимание нужно на две вещи.

Это город, в котором вдоль реки Арно цапли вышагивают след в след за Данте, Джотто, Микеланджело, Караваджо. Кажется, в нем невозможно жить. Но жить в нем невозможно прекрасно

Флоренция обречена на сравнение с Миланом и Римом: она расположена между ними. А для русского путешественника — и на сравнение с Петербургом: вечная смысловая нагрузка бывших столиц, сросшихся со свидетельствами славных дел и могилами славных тел. А Флоренция была столицей не только республики и великого герцогства, но и всей Италии: с 1865 по 1871-й. И хотя все сравнения хромают, флорентийско-питерское обходится почти без костыля.

Купить рубашку в цветочек со скидкой в 50 процентов? Нет ничего невозможного!

История моя, являясь формально гламурной, относится де-факто к категории публичного раздевания. А извиняет мой стриптиз разве что планируемый психотерапевтический эффект.  Типа, у всех прыщики, ничего страшного, с возрастом пройдет.

Еще лет десять назад Баку, мягко говоря, не впечатлял, зато сегодня это гремучая смесь Парижа и Дубая, с немыслимым шиком и элегантностью воплощающая идею столицы-на-нефти

Вальяжно-лениво, как Онегин в театре, спускается этот город к Каспийскому морю с холмов по естественному амфитеатру рельефа. Зависает в кафе и кебабных, в заведениях с названиями Kolobok, Çudo-PeÇka и VkusnяÇka — поскольку кириллица на улицах запрещена. Можно спускаться по Гоголя, можно по Бюль-Бюля, неважно: любой маршрут пересечется с пешеходной улицей Низами, которую все по древней привычке зовут Торговой. Там прямо в небе висят гигантского размера люстры, там особняки-дворцы и фонтаны, там прошло детство физика Ландау…

Дубайская авиакомпания «Эмирейтс» начала с января совершать полеты из Москвы на новейших двухэтажных «Эрбасах А380». В рамках эксперимента по выживанию в условиях бизнес-класса GEOTraveller отправил в путь журналиста Дмитрия Губина

Уже до полета я знал, как начну свой отчет: «Однажды нелегкая журналистская судьба занесла меня в бизнес-класс «Эмирейтс…» М-да… Теперь понимаю: на «троечку». Классика жанра — написанное другим журналистом предложение: «Однажды нелегкая журналистская судьба занесла меня в публичные дома Амстердама».

И ему, надо признать, приходилось несладко.