Сайты партнеров




GEO приглашает

Одним из основных разделов ярмарки non/fictio№18 станет «Гастрономия»: кулинарное искусство, страноведение, путешествия, культурологию и ряд других аспектов.


GEO рекомендует

Кто задумал, разработал, финансировал и десять лет направлял Великую Северную экспедицию, в которой участвовало несколько тысяч человек, одновременно работавших на пространстве от Баренцева моря до Чукотки? 

Страница автора GEO

Борислав Козловский

Научный журналист и переводчик. Родился в 1982 году в Кишиневе, спустя 22 года получил диплом химика-исследователя в МГУ (за работу о том, как молекулы воды вращаются в далеком космосе и дают нам о себе знать). Работал в "Ленте.Ру" и "Русском репортере", публиковался в журналах от "Сноба" до Vogue и на страницах некоторых конкурентов GEO, которых, наверное, не стоит перечислять. В моем переводе вышли две книги: "Эврики и эйфории" Уолтера Гратцера (о странностях знаменитых ученых) и "Мозг онлайн" Гари Смола и Гиги Ворган - о причудах нашего собственного мозга, который столкнулся с новой цифровой реальностью. Самое, наверное, приятное событие в моей журналистской карьере - рядовой журнальный текст, который питерский театр АХЕ превратил в постановку "Депо гениальных заблуждений".

Все материалы автора

Научный журналист Борислав Козловский рассуждает о том, почему городская засветка обернется дефицитом ученых

Университет Южной Калифорнии составил карту «светового загрязнения» и выяснил: 83 процента человечества не видят на ночном небе Млечный Путь (и вообще что бы то ни было, кроме пары-тройки самых ярких звезд и планет), потому что городские огни превращают небо в невыразительную серо-буро-малиновую кашу.

83 процента — это цифра для всей планеты, включая самые бедные и потому самые неосвещенные места. В Европе и США Млечный Путь недоступен 99 процентам жителей.

Гравитационные волны, об открытии которых объявили в начале 2016 года, ровно через 100 лет после того, как они были предсказаны Эйнштейном, обещают нам свежий взгляд на Вселенную
Оба кубика из сплава золота с платиной весом 1,96 килограмма каждый висят в пустоте на высоте в 1,5 миллиона километров над Землей. Вместе с ними в космос пришлось отправить еще почти две тонны вспомогательной техники: она позволила кубикам достигнуть самого совершенного состояния невесомости, какое только возможно. Кубики ни с чем не соприкасаются, и только лазерный луч проверяет, что расстояние между ними составляет неизменные 38 сантиметров. Кубики — главный полезный груз аппарата LISA Pathfinder, который запустило в декабре 2015 года Европейское космиче­ское агентство.
До аварии на АЭС 26 апреля 1986 года Чернобыль был территорией инженеров-ядерщиков, а сейчас он интересует прежде всего биологов. Из-за ухода людей экосистема здесь изменилась до неузнаваемости, и для животных зона отчуждения превратилась в стихийный заповедник
Грибы внутри разрушенного четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС ученые заметили еще в 1990-х. Правда, это были не подберезовики с подосиновиками, а одноклеточная плесень рода Cladosporium. Не самая интересная находка для грибника — если бы не то обстоятельство, что эти грибы охотно селились там, где радиация не оставляет всем остальным живым клеткам никаких шансов. Даже на поверхности кусков радиоактивного графита — обломков той самой графитовой кладки, которая до самой аварии служила замедлителем ядерной реакции и мешала этой реакции перейти в неконтролируемый режим.
Научный журналист Борислав Козловский рассуждает о том, как способ прощупывать ядро Земли и искать нефть неожиданно пригодился нейрохирургам

Опытный хирург может предугадать диагноз «цирроз печени» до всяких надрезов и рентгена. Он просто возьмет и пощупает печень. По чисто механическим показателям — «мягкое» или «твердое», «жесткое» или «гибкое» — врач может многое сказать о состоянии организма. Раковые опухоли, например, ощутимо плотнее здоровой ткани. Глубокое «прощупывание» тела частично заменяет УЗИ — тут оценивают именно плотность разных органов. Но с головой этот фокус не пройдет: ультразвук не проникает сквозь череп. А МРТ дает не всю информацию о том, что с мозгом не так.

Научный журналист Борислав Козловский рассуждает о том, как помочь ученым искать древнейших людей, не вставая с дивана

Соленое озеро Туркана — это 6400 квадратных километров воды посреди африканской пустыни, на границе Кении и Эфиопии. Вокруг водятся скорпионы с крокодилами, по берегам нет почти никакой растительности, а на острове посередине временами просыпается вулкан. Не тянет перебраться сюда? А когда-то здесь жили чуть ли не все люди планеты.

Космонавт Сергей Рязанский посмотрел «Марсианина» и объяснил, откуда там что взялось

У российского космонавта Сергея Рязанского с главным героем фильма «Марсианин» Марком Уотни много общего. Уотни — ботаник. Рязанский попал в отряд космонавтов после биофака Московского университета (и стал на 52-м году полетов первым выпускником МГУ в космосе). Уотни борется за жизнь на Марсе. Рязанский был командиром экипажа миссии «Марс-500», имитирующей марсианскую экспедицию на Земле.

GEO посмотрел «Марсианина» вместе с Сергеем и расспросил его, как соотносятся события на экране с настоящими полетами в космос.

Научный журналист Борислав Козловский рассуждает о миниатюрных органах, которые помогут лечить самые настоящие болезни

Вы приходите в поликлинику пожаловаться на резь, боль или покалывание. За 15 минут, отведенные на прием, врач выслушивает вас и выписывает универсальную таблетку на все случаи жизни — аспирин или ибупрофен. Потом советует не есть ничего вредного и больше гулять. А можно иначе: врач берет у вас пробу клеток кожи, выращивает в пробирке миниатюрную копию органа, который болит, и спустя некоторое время рекомендует лекарство, подходящее лично вам. Какой способ кажется более многообещающим?

Цветы пахнут слабей, чем двести лет назад — из-за озона, который выделяют в атмосферу электроприборы
У жалоб «раньше трава была зеленее, а лютики ароматней» есть реальная почва. Цветы на самом деле пахнут не так, как сто лет назад — и все это из-за загрязнения атмосферы сравнительно маленькими порциями озона, объясняет команда ученых из Барселоны (Испания) во главе с аспирантом-экологом Жераром Фарре-Арменьолем в научной статье, которую опубликовал журнал New Phytologist, Слова «озон» и «загрязнение» как-то не вяжутся.
Научный журналист Борислав Козловский рассуждает о том, как обезопасить открытия ученых от преступного мира

Биоинженеры научили дрожжи делать морфин из сахара, и теперь научное сообщество думает, как минимизировать вред от открытия.

Мутновская геотермальная станция на Камчатке превращает в электричество энергию вулкана. По всему миру геотермальные станции давным-давно перестали быть экзотикой — в США, например, они дают вдвое больше электричества, чем вся солнечная энергетика, вместе взятая

Глубина воронки в снегу — метра четыре, в центре — круглая железная башня. Она диаметром с космическую ракету и высотой в три-четыре человеческих роста. Команда геологов, которые называют башню «укрытием», глушит свои снегоходы чуть поодаль, на одном уровне с ее конической крышей. Три человека спускаются ко входу, при каждом шаге проваливаясь в снег по пояс, и сбивают лопатой с запора двери слой намерзшего льда. Удар-выдох-удар. Удар-выдох-удар. Спустя минуту дверь поддается.