Вот мимо с громким гудением пролетает скутер. «Чао, белла!» — слышится с него. Вот человек в розово-черном шарфе футбольного клуба «Палермо» кричит: «Форца, Палермо!» Вот парочка жителей средневекового Рандаццо — самого живописного города у подножия Этны. Спрашиваешь у них дорогу, а они недолго думая садятся в машину и везут тебя к отелю, который ты не можешь найти уже три часа.

На Сицилии всегда так. Этот остров может быть знаменит мафией (незаслуженно) или вулканами (оправданно). Но его главный огонь — люди. Гостеприимные, открытые, яркие. Такие же, как история самого острова.

Сицилия — это не скалы, море или вулканы. Сицилия — это местные жители, потомки арабов и рыцарей-норманнов, греков и испанцев. Именно они запомнятся больше, чем памятники, еда и пейзажи, вместе взятые. Говорят, что самые талантливые дети рождаются от смешанных браков. Сицилия — именно такое дитя. Самый большой остров Средиземноморья пережил 25 веков иноземных завоеваний; за него боролись Римская империя
и Карфаген, Византия и арабские халифаты, ему не давали покоя норманнские племена, крестоносцы и сам Ричард Львиное Сердце, его пытались прибрать к рукам арагон­ские короли, Бурбоны и Габсбурги. Пока в 1860 году Джузеппе Гарибальди не завоевал Королевство Обеих Сицилий и не присоединил его к Италии.

Неудивительно, что такие богатые гены завысили самооценку сицилийцев до уровня империи. Гордые местные жители вообще недоумевают, как можно жить где-то в другом месте. Ведь на их прекрасном острове есть все, что нужно для счастья: чистейшее море, горы, роскошные бухты, вулканические острова, сосновые леса, плодородные поля и апельсиновые рощи. А как же мафия? О ней ни слова. Местные не любят говорить об этом. «Не ваше дело. Сами разберемся. Вся мафия давно в политике. И не только у нас».

Никогда не знаешь, чего ждать от Палермо и его жителей. Они непредсказуемы и даже капризны. Lunatico — таким словом они характеризуют сами себя. А еще любят похвастаться своей изворотливостью. В июле этого года премьер-министр Италии призвал президента Сицилии Раффаэле Ломбардо уйти в отставку, тот сопротивлялся больше недели, но все же ушел. Хотя до этого несколько месяцев делал вид, что не замечает критики. Недаром именно тут, в пяти минутах ходьбы от здания регионального правительства, родился главный мошенник и авантюрист XVIII века граф Калиостро. Сейчас на месте его рождения стоит отель, а за углом каждое утро разыгрывается один из самых колоритных спектаклей острова: открывается рынок «Балларо», который не сильно изменился со времен арабского правления.

Уверенному тенору «Персики, персики, настоящие сицилийские персики!» — вторит баритон: «Инжир, инжир, инжир!», а за ним сопрано: «Вкусные помидоры!» Эти арии можно слушать часами. И заедать фирменным сицилийским фастфудом: картофельными крокетами, хлебцами из чечевичной муки, лепешками с потрохами и сыром пекорино и проволоне, рисовыми шариками
с начинкой из мяса, сыра или зелени. Если не хочется есть на ходу, отправляйтесь в старинную фокаччерию «Сан-Франческо» — здесь эти лепешки с начинками делают уже больше ста лет. Место знаменито не только лепешками, но и тем, что его хозяева одними из первых начали борьбу против мафии (движение «Аддьо пиццо») и отказались платить мафиози неофициальный налог — «пиццо». Но ни мафии, ни авантюристов бояться в Палермо не стоит. Лучше сойти с проторенных троп, проспектов Виктора Эммануила и Виа-Рома и отправиться куда глаза глядят. Мимо арабских мечетей, превращенных в католические церкви, мимо обветшалых фасадов старинных палаццо. Однажды я так набрела на несколько чудесных откровений в арабском квартале Ла-Кальса. Самое выдающееся из них — церковь Санта-Мария-делло-Спазимо, наглядный пример того, как хитрый Палермо даже на обломках истории создает красоту. В этой церкви не осталось почти ничего, кроме стен и намека на нишу алтарной части. Вместо креста давно растут деревья — уютный тенистый сад, где можно скрыться от летней жары не хуже, чем в прохладной действующей церкви. Летом здесь проходят концерты и фестиваль музыки и современного искусства — чтобы придать еще и коммерческий смысл тому, что церковь будто только вчера разбомбили союзники.Читать дальше >>>