Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Архив журналов

апрель 2008
(№121)
Безымянный узел
март 2008
(№120)
Безымянный узел
декабрь 2005
(№93)
Безымянный узел
ноябрь 2005
(№92)
Безымянный узел
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
Лунный папа
Лунный папа Ныряльщики обнаружили огромную луну-рыбу в заливе Кристал-Бей возле Индонезийского острова Бали. Любители подводного плавания специально приезжают сюда, чтобы полюбоваться на  гиганта. Это существо живет в умеренных и тропических широтах по всему миру. У берегов России представители этого вида обитают в заливе Петра Великого, у Курильских островов и у мурманского побережья. Однако повстречать луну-рыбу не так-то просто, поскольку она ведет довольно скрытный образ жизни. Легче всего ее увидеть в период с июля по октябрь у берегов той же Индонезии, когда в солнечные дни гигантские твари поднимаются к поверхности спариваться и почиститься. Рыба подставляет свое тело птицам, которые склевывают живущих в ее чешуе паразитов. Это одна из самых больших костных рыб – то есть рыб, в скелете которых есть костная ткань. Ее длина достигает трех метров, а вес – двух с лишним тонн. Несмотря на столь внушительные размеры, луна-рыба не агрессивна и не опасна для человека. Она питается медузами, зоопланктоном и небольшими рыбешками. >>>
Духовной жаждою
Духовной жаждою В конце прошлого года американская компания Spiritual Brands приступила к выпуску питьевой воды с религиозным подтекстом В конце прошлого года американская компания Spiritual Brands приступила к выпуску питьевой воды с религиоз­ным подтекстом. На пол-литровых бутылках помещены изображения Иисуса Христа, Девы Марии, христианская символика, напечатаны молитвы. Вода продается по $1,70 за бутылку. Всего в арсенале 11 видов бутылок с призывами вроде «Выпей прохладной Defense Spiritual Water, прочитай молитву, поверь в Господа, поверь в собственные силы, и для тебя нет ничего невозможного». Мнения маркетологов разделились: одни считают, что основатель фирмы Элико Тайеб напал на золотую жилу, другие же полагают, что покупатели-христиане могут расценить коммерческую затею как проявление неуважения к Господу. Тайеб, впрочем, уверяет, что пока не сталкивался с отрицательным отношением к своей продукции. Воодушевленный таким оборотом дела, предприниматель намерен вскоре удостоить своим вниманием и прочие религии – от индуизма до ислама. «Вместо каких-нибудь сигарет люди охотно станут покупать бутылки с такой водой», – считает Тайеб. >>>
Группа "оазис"
Группа "оазис" Когда последний раз шел дождь на юге Перу уже не помнит никто. Когда последний раз шел дождь, в оазисе Уакачина на юге Перу уже не помнит никто. По крайней мере, на протяжении 450 лет, с тех самых пор, как сюда прибыли испанские завоеватели, небо над оазисом никогда не омрачали тучи. Осадки в этом районе пустыни Окукахе, расположенной чуть ли не на побережье Тихого океана, не предусмотрены. Сильные ветры, дующие со склонов Анд по направлению к океану, не дают дождевым облакам проникнуть в пустыню. Оазис Уакачина разросся вокруг небольшого озера, которое питается неиссякающим подземным источником. Обитатели этого райского уголка (а их всего пара сотен человек) утверждают, что вода в озере Уакачина целебная. Этот же источник снабжает питьевой водой жителей соседнего города Ика, что находится в пяти километрах к востоку. Песчаные дюны, нависающие над оазисом словно горные хребты, – одни из самых высоких в мире. Уакачина давно стал местом встречи любителей сэндбординга. Доски для катания по пескам здесь предлагают взять напрокат буквально на каждом углу. >>>
Ловец ветра
Данти-глобализм
Ход слоном
Гений вместо
Гений вместо Леонардо да Винчи оставил потомкам множество нереализованных проектов, эскизов и чертежей. Спустя пять столетий его идеи воплощают в жизнь инженеры, архитекторы, врачи XXI века. Бронированные фургоны и литейные заводы, механизмы для перезарядки арбалета и раздвижные мосты, водолазные костюмы и шлюзовые ворота, вентиляторы и гидравлические пилы, вертолеты, парашюты и дельтопланы, машины для обработки зеркал, резки камней, изготовления пружин, подъемные краны и элеваторы, переключатели скоростей, прожекторы, духовые инструменты – это неполный перечень всего, что придумал, начертил, а зачастую и воплотил в реальности Леонардо да Винчи – человек,  виртуозно умевший обслуживать разнообразные и часто противоречивые запросы человечества. Эпоха стремилась перенаправлять его способности в нужное ей русло, и потому среди чертежей Леонардо так много приспособлений для штурма и защиты крепостных стен, разрушительных, автоматически перезаряжаемых орудий массового (по тем временам) поражения, скорострельных или гигантских арбалетов. А придуманные Леонардо пушечные снаряды снабжены направляющими крыльями и поразительно похожи своими очертаниями на нынешние баллистические ракеты. И все же не только гений войны окрылял техническую фантазию итальянца. В его проектах узнается непосредственный предтеча нашей технологической эпохи, предвосхитивший важнейшие направления прогресса, предвидящий покорение воздушной и подводной стихий, автоматизацию труда. >>>
Оман зрения
Оман зрения В этой аравийской стране все не так, как кажется на первый взгляд, - за золочеными фасадами прячутся европейские интерьеры, а под паранджой и бедуинскими халатами - светский лоск и веселый нрав ее жителей.  Простор, невероятное обилие свободного пространства – вот, наверное, те слова, что лучше всего подходят для краткой характеристики Омана. Все здесь словно удалено от наблюдателя и находится на некотором расстоянии от него – и природа, и люди. В этой стране практически невозможно испытать столь привычное для европейца ощущение тесноты и скученности. И дело тут, похоже, не только в протяженности горных массивов и бескрайности пустыни, но еще и в особом даре оманцев – их самодостаточности и умении держать дистанцию. Например, как у тех играющих в сонный пятничный день в карты мужчин в рыбацком поселке Курайят. Мы с фотографом пили чай буквально в метре от картежников – но для них словно не существовали. Игроки сидели на своих ковриках, после каждой партии о чем-то горячо спорили, ссорились, радовались, обсуждали свои игровые стратегии - и при этом совершенно не обращали внимания на чужеземцев. >>>
Золотое дно
Золотое дно В водах залива Абу-Кир у берегов Египта группа археологов обнаружила сокровища двух исчезнувших античных городов — Гераклиона и Канопуса. Эта история началась знойным вечером на средиземноморском побережье Египта с разговора в рыбном ресторане, куда жители Александрии приходят отведать раков-медведей. Было это в 1984 году. Французский подводный археолог Франк Годдио приехал сюда, чтобы провести серию погружений в тех местах, где в 1798 году в морском сражении при Абу-Кире был затоплен флот Наполеона Бонапарта. Той ночью египетские водолазы-профессионалы, одержимые археологией, рассказывали Годдио, что в рыбацкие сети здесь иногда попадаются обломки колонн из розового гранита. Они говорили ему о таинственном городе, затонувшем в зеленых водах залива и случайно замеченном еще в 1930-е годы богатым чудаком принцем Туссумом, который осуществлял погружения в тяжелом скафандре со свинцовыми подошвами. 22 года спустя после первого погружения в этом месте Франк Годдио, президент и основатель Европейского института подводной археологии (IEASM), представил в Париже результаты уже доброй дюжины экспедиций, целью которых было проведение археологических раскопок на морском дне. Прежде всего, эти подводные изыскания позволили воскресить память о двух забытых античных городах, Канопусе и Гераклионе, затопленных в VIII веке н. э. водами нынешней бухты Абу-Кир. В результате этих раскопок из воды были извлечены три пятиметровых колосса из розового гранита, а еще сфинксы, стелы, золотые украшения, римские статуи, культовые предметы из бронзы, связанные с почитанием Изиды, вазы, оружие, амулеты и монеты, самые новые из которых относятся к периоду исламского завоевания (VIII век н. э.), а самые древние — к эпохе фараонской династии Птолемеев (IV–I вв. до н. э.). Но прежде чем собрать весь этот невероятный подводный урожай, Франк Годдио начал с того, что обратился к древним текстам греческих авторов. «Я нашел упоминание о множестве городов, расположенных в устье Нила, в текстах географа Страбона, а также историка и путешественника Геродота. Правда, эти пассажи, привлекательные своей поэтической формой, были весьма неясны и противоречивы по содержанию», – рассказывает археолог. Так что сведения, почерпнутые у древних авторов, скорее разочаровывали. Не добавляли оптимизма и размеры предполагаемого участка исследований: 11 на 10 километров — это больше площади Парижа. Да и условия работы обещали быть нелегкими: глубина здесь хоть и небольшая, но соленость воды повышенная. Бывают дни, когда восточные течения наносят из Нила столько ила и грязи, что видимость под водой становится почти нулевой. Если стоит жара, в воде быстро плодятся бактерии, невероятно ее замутняя. Когда дует западный ветер, акваторию бухты загрязняют сточные воды Абу-Кира. Три первых года работ — с 1996-го по 1998-й — были посвящены почти исключительно предварительному обследованию акватории с борта 20-метрового катамарана, оснащенного сверхсовременным оружием Год­дио – магнитометром на основе ядерно-магнитного резонанса, разработанным специалистами министерства атомной энергетики Франции и доведенным до ума инженерами IEASM. Благодаря этим чудесам высоких технологий морские глубины были тщательно изучены и подробно закартографированы. Очень быстро выявились и магнитные аномалии – их источником специалисты посчитали конструкции, созданные руками человека. И оказались они именно в том месте, где принц Туссум в 1934 году нашел древние статуи. А немного к востоку от этого участка обнаружились следы большого святилища. Вдруг это остатки того самого Канопуса — религиозного и культурного центра, о котором сообщали древние авторы? Члены экспедиции начали проявлять нетерпение. Но Годдио был непреклонен: он запретил опускаться под воду до тех пор, пока не будет завершено составление подробных карт морского дна. Наконец в 1999 году археологам удалось приступить непосредственно к раскопкам. Вот что вспоминает Франк Годдио о своем первом погружении: «Я прыгнул с лодки и почти сразу же ударился маской о какой-то предмет, который на ощупь я опознал как обломок колонны. Видимость была в пределах сантиметров десяти. Меня окружало нагромождение руин, в котором легко можно было заблудиться». Даже когда начались раскопки, с судна еще продолжали изучение участка с помощью ЯМР, магнитометра и картографирование. Появились и первые находки, например, голова фараона из черного гранита с золоченым уреем (ритуальным изображением змеи на короне фараона – коброй, увенчанной солнечным диском. Скульптуру датировали эпохой ХХХ династии (380–343 гг. до н. э.). Найдено было также  полдюжины голов сфинксов из розового гранита эпохи Птолемеев (323–30 гг. до н.э.). Но по-настоящему археологи возликовали, когда недалеко от крепостной стены длиной 100 метров наткнулись на огромную голову бога Сераписа из белого мрамора с двумя лицами, обрамленными бородой и курчавыми волосами. «Это было весомое доказательство, что мы нашли именно Канопус, ведь как раз в этом городе по античным свидетельствам возвышался огромный храм, посвященный этому богу, – объясняет Франк Годдио. — Учитывая внушительные размеры находки – 59 см в высоту, эта голова должна была венчать огромную статую в центре храма». По мере того как артефакты заполняли ящики археологов, на борту исследовательского судна оказывались свидетельства самых разных исторических эпох. «Как тут было не прийти в волнение, когда один из водолазов поднял на поверхность золотое обручальное кольцо VII века, на котором по-гречески было выгравировано изречение святого Иоанна Златоуста?» – продолжает Франк Годдио. Для него настольной книгой на время экспедиции стал монументальный трехтомный труд «Дельта Египта в греческих текстах» Андре Бернанда: там рассказывалось о разрушении святилища Канопуса христианами, которые воздвигли на его месте монастырь для прославления мученичества многочисленных святых. Так что эта находка обретала особый смысл. Анализируя топографическую съемку, исследователи пришли к выводу, что сокровища Канопуса — лишь прелюдия к тем чудесам, которые ожидали археологов дальше, на месте расположения древнего Гераклиона, в семи километрах от  побережья, на более значительной глубине. Осенью 2000 года Франк Годдио организовал новую экспедицию. Экипаж из 50 человек сопровождало мощное оборудование: 42метровое судно «Принцесса Дуда», баржа такого же размера для транспортировки находок, подъемный кран и целая флотилия лодок и катеров для снабжения экспедиции. Уже во время первых погружений внимание исследователей привлекли утопавшие в песке и покрытые илом крупные гранитные блоки, расположенные на одном уровне. С помощью специальных приспособлений, напоминающих пылесосы, камни осторожно освободили  от  наслоений. Показался палец около 15 см длиной. Затем плечо размером с автомобильный бампер. Труба, которую поначалу приняли за колонну, оказалась ногой гиганта. Понадобилось три месяца подводных работ, чтобы извлечь множество фрагментов трех пятиметровых статуй. Эти фрагменты были разбросаны на участке площадью 200 квадратных метров. Еще целых три недели, уже на борту баржи, эти гигантские пазлы собирали с помощью 50-тонного крана. И это было только начало. «Работы по реставрации этих колоссов заняли у нас два с половиной года», — уточняет Оливье Берже, ответственный за первичную обработку находок во время экспедиции. Но что за сюрприз ожидал ученых в самом конце – скульптура Хапи, бога плодородия, изобилия и половодья на Ниле, несущего блюдо с плодами и увенчанного короной из папируса. Это была самая большая его статуя из найденных когда-либо на территории Египта. А еще фараон с супругой эпохи Птолемеев, правда, неясно, какой именно. Он – с голым торсом в набедренной повязке, голову венчает двойная корона Верхнего и Нижнего Египта, она – с острыми грудями, в плиссированной тунике, заплетенные волосы обрамляют лицо, увенчанное солнечным диском. Эти три колосса охраняли вход в храм Амона, точно так же, как Рамзес II и его супруга Нефертати сегодня восседают по обе стороны от двери в храм Абу-Симбел на озере Насер. Большинство находок Гераклиона датируется эпохой Птолемеев, последней фараонской династии. «Мы обнаружили каменный бассейн, которым пользовались жрецы во время церемоний, связанных с культом богини Изиды, – рассказывает Франк Годдио. – В него священнослужители помещали глиняные статуи Осириса, которые забрасывали зернами и поливали из специальных бронзовых черпаков, чтобы семена затем проросли и обеспечили земле плодородие. Позже такие бассейны использовали как поилки для домашнего скота, об этом свидетельствуют отверстия, проделанные в днище». Для археолога принципиальная сложность раскопок в Гераклионе заключается в топографии города — с его системой каналов, по которым когда-то передвигались на лодках. Кроме того, здесь, как и в других городах дельты Нила, основная часть строений, за исключением храмов, крепостных стен, набережной и укреплений морской бухты, возводилась из глины. Так что на сегодняшний день не осталось никаких следов от жилых построек, магазинов или складов. На дне каналов покоится множество якорей и металлических предметов, связанных с культом Изиды. А еще исключительные находки – черпаки и котлы. «Артефакты подобного рода мы крайне редко находим в ходе наземных раскопок», – с восхищением рассказывает директор берлинского Египетского музея Дитрих Вильдунг. Это объясняется тем, что такие металлические предметы в дальнейшем практически неизбежно подвергались переплавке. Исследователям удается обнаружить их разве что под фундаментом храмов. Но есть и еще одна удивительная вещь. На дне моря в районе Канопуса лежат более 20 торговых судов VI–II вв. до н. э., их изучением сейчас собираются заняться специалисты по морской археологии. «До них у нас пока руки не доходили, но это будет следующая глава наших подводных приключений», – обещает Франк Годдио. Он рассчитывает извлечь на поверхность крайне интересные предметы. Какие? Это пока тайна. Узкий круг охотников за подводными сокровищами — это еще и закрытый для непосвященных орден, принявший на себя обет молчания. >>>
Закарпатское время
Закарпатское время Здесь другой, чем в остальных украинских областях, часовой пояс. А люди - венгры, румыны, украинцы, русины, цыгане - считают себя закарпатцами, хотя официально такой национальности не существует. В Закарпатье – два временных пояса. Официально – украинский: на час к западу от Москвы. Обиходно – центральноевропейский: еще на час дальше. Так и живут. Самое поразительное – так и жили. Этот порядок удивительным образом держался и в советскую эпоху. В селе Заречье (Зарiччя) Иршавского района сидим в гостях у семьи Васько. Иван Андреевич рассказывает, как его в начале ­1980-х зачем-то вызвали в райцентр в милицию, и он пришел, как в повестке сказано, в ­9:00, а там орут: на два часа опоздал. «Так вовремя же, сейчас девять. – Одиннадцать уже, – тычут в циферблат, – по московскому времени. – А я не в Москве живу, в Закарпатье». И ничего, проглотили. «Не знаю где как, – говорит Иван Андреевич, – но у нас из села ни одного милиционера, ни одного партработника не ­было». >>>
Заслуженные члены общества
Дворцовые перевороты
Прерванный полет
Прерванный полет Самая известная женщина в истории авиации Амелия Эрхарт всю жизнь отчаянно рвалась в небо, устанавливая рекорд за рекордом. Она всегда отличалась от других женщин. Еще в детстве, в канзасском городке Атчисон, бабушка с неодобрением говорила маленькой Мели, что она похожа не на девочку из приличной семьи, а на мальчишку-сорванца. Так и было: растрепанные соломенные вихры, веснушки и вечные попытки нацепить вместо нарядного платья штаны и ковбойку. Под стать внешности были и занятия – носиться по улицам с ватагой ребят, лазать по деревьям и стрелять по крысам из дедушкиного ружья. Дед Мели, Альфред Отис, был важной персоно – городским судьей, и не слишком одобрял союз дочери с неимущим адвокатом Эдвином Эрхартом. Не выдержав упреков тестя, Эдвин оставил частную практику и устроился работать на железную дорогу. Но и там ему не везло: изобретения, которые он пытался внедрить, не приносили ни славы, ни денег. От огорчения он стал прикладываться к бутылке, и в семье начались скандалы. >>>
Виды на будущее
Японский городовой