Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Архив журналов

декабрь 2008
(№129)
Безымянный узел
ноябрь 2008
(№128)
Безымянный узел
октябрь 2008
(№127)
Безымянный узел
сентябрь 2008
(№126)
Безымянный узел
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
Паркур: эволюция человеческого движения
Изумрудное ожерелье Нукуса
Изумрудное ожерелье Нукуса Нукус сам по себе город не зеленый, но вокруг него расположились крохотные островки тугайных лесов, которые дарят в знойную пору городу прохладный ветерок. На этот раз еду на родину, в город Нукус, на поезде. В Ташкенте не так жарко, путешествие обещает быть неутомительным, однако уже в вагоне чувствую, что испытание будет серьезным, - металл раскалился за день и решил отдать свой жар нам, - пассажирам. Остается только с благодарностью обмахиваться веером и пить минеральную воду, ощущая прохладные ручейки пота под блузкой. Вот уже и Чилпык за окном вагона, кажется, что до него рукой подать. Усилием воли подавляю желание сойти на ближайшей станции, чтобы отправиться к этому удивительному холму, укутанному от нас  пыльными туманными легендами. Цель поездки в Каракалпакию на этот раз другая, - встретиться с родными, друзьями, искупаться в Амударье, позагорав на белом прибрежном песке, посмотреть, что стало с близкими сердцу местами. Духота внутри вагона кажется приятной прохладой в сравнении со зноем в Нукусе. Плавимся, испаряемся... и прямо с вокзала просим друзей ехать на Амударью, чтобы сразу остыть в воде. Но гостеприимные хозяева не спешат с пляжем и везут нас домой, где уже ждут чай с молоком, бешбармак (еда из отварного теста и мяса, традиционное каракалпакское и казахское блюдо) и большие каракалпакские лепешки-патир. Сидя во дворе на тапчане ловлю себя на мысли, что время помимо моей воли прокрутило свою пленку на семь лет назад, когда я еще жила в Нукусе. Ташкентская жизнь осталась где-то далеко: вспомнились походы в тугаи вдоль Амударьи, обжигающий щиколотки серебристо-белый песок, прохладная ускользающая тень туранги, глинистая вода... Постой-постой, память, где ж все это было? Ах, да, в Саманбай-тугае. Решено! Именно туда мы и поедем сегодня в поисках прохлады и влаги. Саманбай-тугай расположился недалеко от города, близ аула (поселок – перевод с каракалпакского языка), от которого и взял название, а «тугай» - это «лес» по-каракалпакски. Лет 15 назад это был отдаленный маленький поселок, а сейчас продолжение Нукуса, куда едут маршрутные такси и автобусы. Сам Саманбай-тугай – это сравнительно небольшой лесной участок вдоль русла Амударьи, относится к Нукусскому лесхозу, поэтому охраняется лесниками, но доступен для посетителей. Лучше ехать к нему через поселок по нормальной дороге, иначе есть опасность увязнуть в полуметровой пыли. Сейчас уже с улыбкой вспоминаю, как нам пришлось выталкивать машину из пыли, которая даже мешала открыть дверцу. А еще лучше, оставить машину в поселке Саманбай и дальше идти пешком. Небольшие усадьбы местных жителей отличаются от других жилищ в Узбекистане хотя бы тем, что двор обычно гладко вытоптан и утрамбован как бетон, - нет ни цветов, ни травы, ни деревьев, хотя вокруг изгороди, вдоль арыков растут деревья. Посреди двора на земле постелены камышовые циновки и войлочные ковры-кигиз, приглашая путников сесть и отдохнуть. Хозяин – загорелый каракалпак, - белозубо улыбаясь, спросил по-русски о житье-бытье и подсказал, как найти лесника, у которого нужно спросить разрешение для входа на территорию лесхоза. Почти все здесь свободно изъясняются по-русски, по дороге часто встречаются светловолосые дети, быстро говорящие уже по-каракалпакски. Объясняется все просто - много смешанных браков плюс соседство Саманбая с поселком, где с конца XIX века живут русские старообрядцы («уральцы»). >>>
Канадские эскимосы: между двух цивилизаций
Многоликая Россия
Многоликая Россия Этнографическая фотовыставка открылась в Российском Государственном Гуманитарном Университете. В РГГУ с 27 ноября по 10 декабря проходит фотовыставка, посвященная народам России. Идея создания выставки  принадлежит студенческому Этноклубу РГГУ.  Фотоработы отражают жизнь самых разнообразных народов России – от эвенков Ямало-ненецкого автономного округа до старообрядцев Забайкалья, от поморов Архангельской области до чеченцев и табасаранцев Кавказа. Репортажные кадры показывают многогранность и разнообразие российского человека. Это повесть о наших соседях, близких и дальних, знакомых и не очень, о тех людях, которые разделяют с нами ощущение Родины. В то же время они имеют свои традиции, свое понимание мира, свою религию. Они ревностно хранят свою культуру, такую красочную и неповторимую, уникальную и единственную. Всего на выставке представлено 46 фотографий, 9 из который принадлежат авторам фотосообщеcтва GEO.ru. Материал для выставки собран  благодаря студентам и преподавателям  Центра Социальной Антропологии, а также других факультетов и филиалов РГГУ (Москва, Улан-Удэ) и МГУП. Уникальный архивный материал предоставлен фотоархивом Института Этнографии и Антропологии Российской Академии Наук (ИЭА РАН). Прекрасны по своей насыщенности, яркости и естественности фотографии Ивана Дементиевского – постоянного фотоавтора портала GEO.RU, Константина Куксина – путешественника, живущего духом мира кочевой культуры. >>>
Как не надо писать тексты
Как не надо писать тексты
Какие тексты идут к нам на сайт www.GEO.ru - но не попадают? В самом деле, далеко не всегда надо быть серьезными.П
...Завязываю свою курточку вокруг попы и ползу по пыльной тропе на вершину Гокио-Ри. ...Андрей уже давно впереди, только иногда на выступах мелькают его голые ляжки и обтянутая серыми шортами попа. ...На стене под углом висит большое мутное зеркало, в котором можно видеть себя в полный рост. ...Я и Андрей читаем, или играем в Балду, или Словодела, или пытаемся составить психологический портрет какого-нибудь человека. ...Лежим под тремя толстыми одеялами, перепутавшись лапками как опоссумы в тесной норе.
Харбинская школа ушу
Харбинская школа ушу Тихий летний вечер, широкое небо так низко над землей, и закат обволакивает его красными языками света. Вступление Закат уже догорел и становится сумрачно, а во дворе все так же тихо. Тут в окнах большого спортзала загорается свет. Сейчас там все ученики, выстроившиеся ровными рядами по росту, их учителя, каждый рядом со своей группой, и главный наставник школы, в прошлом монах шаолиньского монастыря. Именно его и только его голос звучит сейчас и каждое другое воскресенье в абсолютной тишине, среди более двухсот человек разных возрастов, полов, разной внешности, а вместе со мной и моим другом корейцем, еще и национальности. Каждый воскресный вечер этот невысокий, крепкий, начисто выбритый человек произносит долгую речь, в которой уделяет внимание каждому событию прошедшей недели и дает наставления относительно недели грядущей. В своей речи он обращается ко всем, и в то же время каждый чувствует, что к нему лично. Целую неделю ученики не услышат его, а многие и не увидят, ведь он не преподает и не контролирует, а хранит порядок и дух того, чем они здесь занимаются, дух ушу. Дух ушу Что же такое ушу? Эффектный способ расправы с дюжиной противников, демонстрируемый в гонконгских фильмах? Или плавная гимнастика стариков по утрам в городских парках? Или жестокие поединки саньда, напоминающие  кикбоксинг? Термин ушу известен с давних пор, приблизительно с III века нашей эры, он состоит из двух иероглифов, вместе означающих «боевое искусство», причем искусство (шу) мистическое, сакральное, способ приведения мира в гармонию. Но в противоположность термину, явление существует с незапамятных времен. С тех времен, когда враждующие племена Срединного царства боролись за власть, пять тысяч лет назад. И в условиях борьбы рождалась необходимость быть сильнее противника, чтобы выжить, нужно было просто уметь драться. Первые упоминания о подобных умениях найдены в книге песен Шицзин (Xll век до н.э.). Это лишь одна строчка, которая звучит так: «не владеющий искусством кулака не может быть храбрецом».  Это заря цивилизации, что же дальше? Потом были многочисленные жестокие воины, бунты, объединения и распады, процветание и крах, высокие взлеты культуры и падения до мракобесия, сменялись династии, жили и умирали герои.  Но во всех сферах общества от армии до буддийских монастырей, от простого народа до придворных императора люди занимались ушу. Они преследовали разные цели, такие как достижение гармонии, оздоровление, самозащита или победа в поединке. Они использовали разные методы: физическая тренировка, медитация, дыхательная гимнастика, изучение комплексов формальных упражнений, тренировочные поединки. Но неизменно все они утверждали, что занимаются ушу.  Такое многообразие форм и проявлений породило множество разных стилей, их насчитывается около ста тридцати. Проникновение во все слои населения еще более трансформировало их, а время обогатило новыми элементами. И на сегодняшний день в Китае и за его приделами функционирует множество школ разных направлений ушу, в которых преподавание ведется разными способами. Все их объединяет одна цель, всеобщая для ушу в целом, - это совершенствование личности, духовное и физическое, в идеале, направленное на достижение гармонии с окружающим миром. В Китае воспитательное значение ушу известно давно. Заботившиеся о благополучии своих детей родители стремились отдавать их на обучение в ту или иную школу боевого искусства, чтобы там они окрепли, закалились характером и телом для последующей жизни. И это стремление со временем не исчезло, не отступило перед лицом крупных политических и культурных перемен, постигших Китай в XX столетии. С образованием  в 1949 году Китайской Народной республики в ушу наступает настоящий перелом: как вид спорта оно выходит на государственный уровень и включается в программу всекитайских соревнований. С этого момента создаются Всекитайская ассоциация ушу, Институт изучения ушу КНР, возникают государственные закрытые школы ушу и финансируются давно существующие, в частности монастырь Шаолинь. Школы на базе последнего есть практически в каждом крупном городе КНР. В Харбинской школе ушу Описанием  такой школы неподалеку от  города Харбин и началась статья. Харбин – это центр провинции Хэйлунцзян, самой северной и «самой граничащей» с Россией провинции Китая. И в эту провинцию из России направлен самый большой поток туристов, правда, как правило, дальше торгового и дешевого городка Суйфэньхэ, расположенного на границе, они не доезжают. Оттуда,  втридешево купив все необходимые и не очень предметы быта, они, довольные, возвращаются домой. И тем не менее познавательный туризм в Харбине имеет место быть, хотя и в меньшем проценте. В качестве таких туристов автор данной статьи, тогда еще студент первого курса, и русский кореец Роман прибыли в этот город. Прибыли ранним утром, когда многочисленные дворники гонялись за мусором по тротуарам, а уличные торговцы сонно разворачивали свои лотки. Короткий завтрак в форме лапши с соусом в небольшой столовой и два часа для осмотра собора святой Софии, книжного магазина и салона сотовой связи. На этом культурная программа заканчивается, и такси увозит нас за двадцать километров от города. Водитель хорошо знает дорогу, другой школы ушу в окрестностях нет. Вдоль дороги тянутся бесконечные поля, идеально ухоженные, с кукурузой, редькой,  брюквой, высаженными строго по линейке. От проезжей части их отделяет ряд плакучих ив, образующих зеленую изгородь. Наконец вдали показалось довольно высокое, в четыре этажа, здание с красной крышей, по периметру которой на большом плакате изображены иероглифы, гласящие: «Харбинская школа ушу стиля шаолинь». Распорядок Душный июньский полдень только начинался, когда мы проходили через большие, красные ворота школы. …После того как были решены все бумажные вопросы, а наши паспорта и телефоны заперли в сейф для лучшей сохранности, мы перешли на попечение старшего ученика. Он отвел нас в отведенную нам небольшую комнату. И потом каждое утро на протяжении трех месяцев я просыпался в ней оттого, что лучи утреннего солнца через единственное окно проникали в комнату и открывали мне глаза. Утром тишину спящих коридоров разрывал длинный звонок подъема, сначала один, по нему нужно было подняться, потом второй, означавший, что нужно выйти во двор и присоединиться к своей группе. После второго звонка двор был полон нахохлившихся, зевающих ребят. Группами примерно по тридцать человек они переминались с ноги на ногу в ожидании учителей. Когда те появлялись, старший ученик в своей группе давал команду к построению, и три ряда черных голов представали перед лаоши в застывшей позе терракотовых воинов. Каждый учитель по-своему начинал утреннюю тренировку. С легкой разминки, или с ходьбы, плавно переходящей в бег, или вовсе с уборки территории школы. Наш «утренний» учитель Тиен, низкорослый, какой-то квадратный, с утиным плоским лицом и высоким лбом, всегда начинал с коротких и едких замечаний в адрес внешнего вида учеников. Эти саркастические реплики продолжались около пяти минут, а потом начинался шаг-бег-остановка по стадиону. Тиен командовал, быстро, отрывисто и неожиданно менял команды с бега на шаг и обратно, на остановку. В этом дерганном темпе, все неуспевающие подвергались еще более резким  выпадам Тиена, но никто не перечил, так как понимал свои ошибки. Через пол круга по каменному стадиону это прекращалось, и группа бежала в нормальном нарастающем темпе. С увеличением скорости уменьшалось количество бегущих, и, когда оставались только два первых ряда, он давал команду к построению. Дав ученикам отдышаться, Тиен начинал разминку, в которой особенно изощрялся на методах растяжки. Оставшееся время посвящалось отработке базовых упражнений и ударов. На этом утренняя тренировка заканчивалась. После завтрака младшие ученики отправлялась на занятия, где изучали обыкновенные предметы: математику, китайский и иностранные языки. Другую же часть ждала полуденная тренировка. А на ней ждал учитель Тиен. И теперь он уже не язвил и не злорадствовал над ошибками учеников. Эту тренировку он вел строго, особенное внимание уделяя техническим сторонам искусства. Он добивался от учеников четкого выполнения движений, ударов, комплексов таолу в целом. Он старался разъяснить сущность техники как можно яснее, пользуясь словами, собственным примером, используя подводящие упражнения, разделяя движение на части. Иногда он подолгу объяснял и разбирал отдельные элементы, и слушали его всегда с огромным вниманием и выполняли его указания с полной серьезностью и самоотдачей. Такие тренировки мне казались наиболее продуктивными, хотя я и не понимал того, что говорил учитель, но я видел, как он делал это, и как это делали другие. И этого было достаточно, чтобы ухватить суть техники, все то, что за ней скрывалось. То духовное значение и настроение, с которыми она выполнялась, доходили до меня более на подсознательном уровне. Даже без слов, так как слова вызывают работу мысли, а значит работу сознания, но ментальными процессами нельзя описать то, что находится за гранью видимого. Совершенной противоположностью тренировки Тиена было занятие во второй половине дня, под руководством учителя Фанга. Этот сухопарый невысокий человек выглядел меньше и слабее своих учеников. Он тренировал ушу саньда – жесткий соревновательный спорт, поединки в котором не уступают в жестокости боям без правил. В его группе занимались самые массивные и крепкие ребята. В его занятиях было меньше разминки и растяжки, чем в тренировке Тиена, но сарказма и шуток было больше, что создавало легкую атмосферу. Правда, все это мгновенно улетучивалось во время тренировочных поединков. Тогда Фанг превращался в объективного и строгого судью, сообщавшего ученикам их ошибки, тогда он казался больше и значительнее учеников, несмотря на свой небольшой рост. После двухчасовых тренировок Фанга я чувствовал себя выжатым лимоном, даже пот переставал с меня литься в конце занятия. Так проходил день за стенами школы. После ужина оставалось полтора часа, которые ученики, если у них не было индивидуального задания, могли потратить на себя. Тогда они разбредались по двору, высыпали на стадион с футбольным мячом, покупали в небольшом магазинчике мороженное или сомнительные китайские сладости. Учителя тоже гуляли по двору, многие со своими семьями, они жили тут же, при школе. Особенно часто на вечерние прогулки выходил Фанг со своим четырехлетним, забавным сыном. В конце концов вечер брал свое, и раздавались последние за день два звонка. Первый требовал подготовиться ко сну, после него все дружно ломились в умывальники, которых было по одному на каждом этаже. Чистить зубы и умываться никого не нужно было заставлять, это все делали с удовольствием и долго, пока второй звонок не заставит бегом вернуться в комнату. После него в коридорах воцарялась тишина, которую только изредка нарушали шаги дежурного. Будущее и роль ушу в Китае Независимо от погоды или праздников, такой распорядок дня повторялся шесть раз в неделю и на протяжении трех месяцев для меня и корейца Романа, к величайшей радости его родителей. Но мы были гостями в этой культуре. Когда мы спрашивали наиболее искусных в ушу учеников о сроках их пребывания здесь, их ответы измерялись в годах: четыре года, пять, семь лет, а полный курс обучения составляет двенадцать лет, как в обычной китайской школе. И если в обычной школе дети могут получить, при должном усердии, знания необходимые для поступления в университет, то в школе ушу они таких знаний не получат. Зато по окончании они будут подготовлены настолько, чтобы сделать карьеру в спорте, вооруженных силах или органах госбезопасности. Они могут продолжить обучение ушу и влиться в тренерский состав, что обеспечит им почетное звание учителя. А в современном Китае, где огромное количество безработных вынуждено хвататься за любое дело, такое надежное положение представляется довольно неплохим.  Бюджетная сфера занятости обеспечивает своих работников стабильными средствами к существованию, а для китайца нет ничего важнее надежного положения в обществе. Такое положение позволяет обзавестись семьей и вырастить ребенка, достойного продолжателя рода, выполнив таким образом свое предназначение в этом мире.  Вот почему прагматичные родители отдают своих чад на обучение в закрытые школы ушу, надеясь, что в будущем, достигнув успеха, они обеспечат старикам достойную старость. Даже если ребенок не достигнет больших высот в боевом искусстве, то, во всяком случае, он закалится в условиях жесткого распорядка и дисциплины. И этот опыт не пройдет даром. Поэтому они здесь, две сотни парней и девушек, таких разных, но одетых в  одинаковые черные тренировочные костюмы. Они слушают речь наставника школы в небольшом тесном спортзале и знают точно, что их ждет завтра – новый день занятий. И что их ждет послезавтра и через несколько лет, когда они закончат обучение. Для Ли Сян Тона это будет спортивная карьера бойца саньда, для Тиен Куна – руководящий пост в органах вооруженных сил, Чжу Хань и Фан Чи будут совершенствоваться в мастерстве и займут высокие позиции в тренерском составе всекитайской ассоциации боевых искусств. Ли Сяо Шуи поступит в университет, а мечтающая о карьере актрисы Динь Цянь уедет в Гонконг, где живет ее дядя, и попытает счастья на съемочной площадке, там ее умения несомненно пригодятся. Но все это позже, а сейчас, когда наставник закончил свою речь и ученики группами покидают спортзал, нужно идти вместе со всеми. Скоро прозвенит отбой и для завтрашнего дня нужно хорошо выспаться. А впереди такой долгий путь и прекрасное будущее.   >>>
Карьера Санта-Клауса
Карьера Санта-Клауса С чем у Вас ассоциируются новогодние праздники? С ёлкой, мандаринами и шампанским? С Дедом Морозом и его внучкой? Многие и европейцы и американцы связывают праздник Рождества с эдаким добродушным пожилым мужчиной в красно-белой униформе. Работа над имиджем Первоначально у Санта-Клауса не было четкого имиджа. В скандинавских странах он представлялся то странноватым карликом, то гномом. В 1809 г. в одной книге со сказками Санта описывается носящим одежду зеленого цвета, предпочитающим шляпу, украшенную кокардой из ветки остролиста, и к тому же курящим трубку! В 1822 г. в популярном тогда стихотворении Клеманта Мура "A Visit From St. Nicholas" Санта был пухленьким, толстощеким гномом. «Современный» же имидж Санте помог обрести карикатурист Томас Наст, эмигрировавший в США из Баварии. В расцвете карьеры он прославился на весь мир, политики уважали его и боялись попасть в число героев его шаржей. В частности, из-под его пера вышли изображения слона и осла, ставшие символами Республиканской и Демократической партий США. А в 20-летнем возрасте, будучи еще никому неизвестным, Наст сделал набросок Санта-Клауса для журнала Harper Weekly. Именно ему приписывают авторство всех популярных ныне деталей образа Санты: от красного кафтана до постоянных спутников – эльфов. С чего начиналась карьера в Coca-Cola Нет-нет, Coca-Cola не была первой компанией, где Санта-Клаус работал в подготовке рекламных акций прохладительных напитков. Начать ему пришлось в 1915 году с работы в «White Rock Beverages», рекламируя минеральную воду. А в 1923 Санта принял участие в рекламе имбирного пива, выпускаемого этой же компанией и с удовольствием принимал участие в рождественских рекламах слабоалкогольного напитка еще в течение трех лет. И только когда в 1930 г. компания Coca-Cola озаботилась тем, как поднять продажи своих прохладительных напитков в зимнее время – период традиционного спада – у Санты появился шанс обрести новое место работы. Так, в уже 1931 г. Coca-Cola предложила шведско-американскому художнику Хэддону Сандблому нарисовать Санта Клауса для рекламной компании. Многие верят, что прототипом образа Санты послужил один из пожилых работников компании, а работники архива городка Ландау, где долгое время работал Томас Наст, о котором уже шла речь, обвиняют Хэддона Сандблома в плагиате. Так или иначе, Санта Клаус обрел новое место работы, а его изображение было немедленно опубликовано в "Saturday Evening Post". В последующие 35 лет Хэддон Сандблом каждый год – до 1966  г. – создавал минимум одного дружелюбного Санта Клауса для рождественской рекламы Coca-Cola. Впрочем, Санта-Клаус с удовольствием снимается в рекламных роликах этого прохладительного напитка и сегодня. >>>
Под Парижем
Под Парижем Париж богат своими многочисленными музеями и выставочными залами, в том числе весьма специфическими. Катакомбы представляют собой подземный лабиринт, протянувшийся на сотни километров под Парижем, причем экскурсионная часть его лишь 1,5 км. Костехранилище  было создано еще в конце 18 века, когда по просьбе жителей центр квартала в 1870 г. было закрыто кладбище «святых невиновных» (Санта Инносент), самое важное в Париже в связи с опасностью для общественного здоровья. Служба по защите парижских недр выбрала место – пещеры, расположенные в месте Томбе-Исуар (Tombe-Issoire). Они были созданы еще в средние века в связи с ростом города для добычи строительного материала, камня, из которого построено большинство домов и церквей в Париже. Затем катакомбы превратили в место для захоронения, сюда были перенесены останки с нескольких кладбищ из-за их переполненности в те времена. >>>
На «Био»-джипе по следам великого переселения народов
На «Био»-джипе по следам великого переселения народов Международная команда любителей экстремальных видов спорта «Париж/Нью-Йорк – Трансконтиненталь 2009» под лозунгом защиты окружающей среды отправилась на вседорожниках по следам великого переселения народов. Международная команда любителей экстремальных видов спорта «Париж/Нью-Йорк – Трансконтиненталь 2009» под лозунгом защиты окружающей среды отправилась на вседорожниках по следам великого переселения народов. Первые доказательства успешного начала их пути – автографы жителей разных стран, украшающие капот автомобилей. На оснащённых всем необходимым оборудованием вседорожниках участники экспедиции планируют пересечь ряд европейских государств, Россию, Аляску, Канаду, США  –  в общей сложности, 20 стран. Стартовав в октябре 2008 г. в Париже, путешественники предполагают достичь Нью-Йорк в мае 2009 г. , преодолев в общей сложности около 43.000 км. Весь путь проедут немецкий путешественник Матиас Йешке и российский бизнесмен из Магадана Евгений Шмаков. Зимнее время экспедиции выбрано не зря: следы от колёс не останутся на дорогах. Автомобили едут только по снегу, льду и просторам вечной мерзлоты. Лозунг экспедиции – «Не оставить за собой ни единого следа и всё же написать историю» – отражает цель данной миссии. С исторической точки зрения, это также будет уникальный проект. Впервые группа экcтремалов пересечёт Берингов пролив на автомобилях (там, где нужно, при помощи плавательных систем), достигнет своими силами крайней восточной точки России и Евразии – мыс Уэлен и проедет вдоль морского побережья из Уэльса до Фэрбенкса, огибая Аляску в северо-западном направлении. При этом огромные вседорожники со встроенной системой солнечной энергии для энергосбережения едут на смеси бензина и биоэтанола второго поколения, созданного из целлюлозы и отходов деревообработки. В дорогу участники экспедиции взяли около 850 л биоэтанола. В России, однако, его всё-таки приходится смешивать с бензином по причине отсутствия экологического топлива на заправках. Масло для смазывания двигателей также имеет растительную основу. К экологической миссии относится и контроль выброса СО2. Это количество будет подсчитано к концу пути  и нейтрализовано путём посадки нужного количества деревьев. Первое дерево было уже посажено в Словении cовместно с организацией по защите окружающей среды «Планета земля». >>>
Жертвы субъективности
Зона тишины
Зона тишины Наш корреспондент в США Юлия Данилина (автор cтатьи про Уильямсбург и Джеймстаун) рассказывает о посещении Демилитаризованной зоны, «ничейной» полосы земли на границе между Северной и Южной Кореей. Свои воспоминания о Корее я не планировала начинать с описания "зоны". Да и на саму эту зону вначале ехать особенно не стремилась - ну что я там не видела? Ну, стоят себе солдаты, ну проволока колючая - напоминание о нашем недавнем прошлом. Это была чужая, незнакомая война, и омрачать своего светлого впечатления от Южной Кореи не хотелось. Но путешествие на ДМЗ - демилитаризованную зону - оказалось одним из самых ярких впечатлений всей моей поездки. Начну с того, что купить тур нам удалось только с третьей попытки. Мероприятие это групповое – туристов-одиночек на охраняемый объект не допускают. К тому же в Южной Корее русских не хотят пускать на границу конфликта, к которому они непосредственно были причастны. Возможно, сыграли роль моя настойчивость и то, что меня сопровождал американский друг. Итак, ДМЗ – это пограничная буферная территория шириной в 4 километра и длинной в 248 километров, разделяющая корейский полуостров почти ровно пополам вдоль 38 параллели. Сюрреалистично-архаичный осколок военных потрясений XX века. Корейская война унесла более 3 миллионов жизней, ничего никому не доказала и в общем-то еще не закончилась. Здесь, всего в 55 километрах от Сеула, в населенном пункте Панмунджом находится единственная точка, где северо- и южно-корейские солдаты стоят ближе всего друг к другу и безотрывно наблюдают друг за другом, готовые выстрелить в любой момент. Здесь земля утыкана неразорвавшимися противотанковыми минами и обвита колючей проволокой, здесь присутствует значительный контингент американской и южнокорейской армий, и эта территория зовется Демилитаризованной Зоной. Сюда-то мы и направляемся. В автобус мы загрузились часов в 8 утра, и наш гид тут же затараторил. Мы были заранее предупреждены о некоторых особенностях тура, и гид повторял их в очередной раз - для тех, кто не понял. На территории ДМЗ существует дресс-код – джинсы запрещены, шлепки-вьетнамки-сандали запрещены, рубашки только с рукавом. Джинсы нельзя, потому что северокорейцы фотографируют туристов и показывают в виде пропаганды, вот мол, в каких облезлых штанах они там ходят. Обувь должна быть удобной для бегства, в случае необходимости, а рубашки не должны напоминать военную форму никакой своей деталью. Сам гид, молодой парень, выглядел так, как будто собрался на вечеринку в модный клуб. Показывать пальцем вдаль – запрещено, не потому, что невежливо, а потому, что это рассматривается как жест агрессии и напоминает прицеливание при стрельбе. Ну и тем более запрещено заговаривать с северокорейскими солдатами, дразнить и выкрикивать непристойности. А мы, собственно, и не собирались. Дорога, по которой мы ехали примерно час, тоже оказалась необычной. В случае неожиданной танковой атаки она могла быть очень быстро превращена в груду камней при помощи каких-то хитрых инженерных приспособлений. Да и мосты через эту дорогу пойдут на металлолом при единственном нажатии кнопки. Все это наш гид рассказывал не без некоторого смака и чувства гордости за находчивость соотечественников. С приближением к Зоне военное присутствие становилось все более ощутимым: по краям дороги появилась колючая проволока, а на дороге - противотанковые ежи. Машин кругом становилось все меньше. Дальний берег небольшой реки был наголо выбрит - оказалось, это уже Северная Корея, а деревья были срублены по указанию правительства, чтобы было лучше видно перебежчиков, которые так и норовят переплыть реку. Первым нашим остановочным пунктом стал «мост свободы» в парке Имджингак, получивший свое название в честь возвращения на родину, в Южную Корею, 13 000 военнопленных после заключения перемирия в 1953 году. Мост представляет довольно интересную картину: он является разделительной чертой  между двумя мировоззрениями, двумя политическими системами, и обе они очень наглядно представлены глазам изумленного туриста. По левую сторону – цветущий парк с ярко-бирюзовым бассейном в форме единого корейского полуострова, сувенирными палатками, огромной стоянкой для машин и толпами любопытных туристов;  по правую – безлюдный призрачный пейзаж с бетонными конструкциями непонятного назначения. Это Северная Корея, ее жителям даже близко нельзя подойти к "запретной" границе, и лишь железная дорога, последняя «туристическая» станция которой находится тут же у моста, напоминает, что где-то там за горами живут люди. По дороге раз в день курсирует поезд – вывозит товары, произведенные на северокорейских фабриках для южнокорейских капиталистов. Говорят, что мизерная зарплата рабочих этих фабрик все же выше родной, государственной ставки. Парк Имджингак является ближайшим к границе пунктом, куда могут зайти южнокорейские туристы без получения специального государственного разрешения. Мы же загружаемся в автобус и едем дальше, вглубь демилитаризованной зоны. Нам предстоит пройти два проверочных пункта. Первый - военная база Кэмп-Бонифас, где мы снова проходим инструктаж, слушаем краткую информацию об истории конфликта и подписываем бумагу, которая гласит: «визит на совместно контролируемую территорию Панмунджом предполагает вход во враждебную зону и может повлечь за собой смерть, как результат агрессии неприятеля». Нам раздают бейджи «гость», и мы продвигаемся дальше под строгим надсмотром американского военнослужащего, который внимательно следит за тем, чтобы мы ничего не фотографировали. Вторая остановка – у забора с колючей проволокой, охраняемого корейскими военнослужащими. Это вход непосредственно на ДМЗ, и пересекая его, попадаешь на территорию «необитаемого острова». Кругом буйная, первобытная растительность и напряженная тишина. Те самые "ничейные" четыре километра, хотя и не вполне необитаемые. С южной стороны все-таки живут в небольшом поселке люди и выращивают рис. По иронии судьбы, этот рис очень высоко ценится на рынке из-за чистой экологии ДМЗ, и местные крестьяне извлекают немалые прибыли, плюс их рис не облагается налогом с продаж. Но «джунгли» очень быстро кончились, и мы вступили в зону, где ходить можно только ровным строем по 2 человека, и где за каждым твоим движением следит множество живых и электронных глаз. Это, собственно, территория, где проходит линия военной демаркации, и северокорейские солдаты плечом к плечу стоят на посту с южнокорейскими братьями-врагами. Слово «граница» имеет здесь совершенно материальную форму, и проходит по земле – в виде бетонного бордюрчика, по столам помещений для переговоров (вытянутых сараев голубого цвета) – в виде микрофонов, по траве – в виде вбитых в землю столбиков, и исчезает где-то в гуще сочной растительности. По обе стороны от линии расположены два внушительных здания:  на южной стороне «Дом свободы» современной архитектуры из металла и стекла, и до боли знакомая серая безликая постройка в сталинском великодержавном стиле с непременным высоким постаментом и внушительной лестницей – на северной стороне. На вершине этой лестницы северокорейский солдат вскидывает бинокль и внимательно следит за нашей группой. Конфликт в этой точке ритуален и символичен, так что не покидает ощущение театральности происходящего. Каждая постройка, каждый жест, каждое телодвижение несут в себе дополнительный смысл, послание, адресованное противнику. Например, униформа: южные корейцы постарались, чтобы их солдаты выглядели как можно более внушительно. Все они стоят в напряженной позе, расставив ноги на ширину плеч и сжав кулаки. На головах круглые каски с крупной белой надписью (интересно, что там написано…) и на всех одеты солнечные очки. Наш гид пояснил, что так, по их мнению, ребята выглядят гораздо мужественнее и «круче». Военная форма северян, видимо, сшита в наших лучших традициях и на карауле они стоят так же, как солдаты у Вечного Огня в Александровском Саду.   Любые формы коммуникации с противоположной стороной, разумеется, запрещены. Реакция на такую попытку будет самой непредсказуемой. Густую, напряженную тишину разбавляет лишь нестройная вереница перешептывающихся туристов, которые будут находиться тут не более 20 минут. По давно устоявшейся традиции, наш гид весело предложил нам зайти на территорию Северной Кореи. Сделать это можно только в голубом бараке для переговоров, зайдя по ту сторону микрофонов, которые размещаются в центре самого центрального стола (все по-честному), и делят помещение на две равные части. Что мы все, по очереди, и не преминули сделать, сфотографировавшись на память с солдатом в солнечных очках. Несмотря на все строгости, между сторонами установился весьма своеобразный способ коммуникации. Так, северокорейцы вещают пропаганду из мощных громкоговорителей, и пишут гигантскими буквами на склоне горы о том, как хорошо им живется в коммунистическом раю. Южнокорейцы в долгу не остаются и сообщают соседям, что каждый гражданин их страны владеет автомашиной. Иногда просто включают классическую музыку, а бывает, и Элвиса, для разнообразия. Еще один символ – флагшток. Северная Корея может похвастаться самым высоким в мире флагштоком (160 метров), несущим самый гигантский флаг (136 килограмм). Это тоже результат соревнования, в высоте, которое южане благоразумно решили не продолжать, оставив первенство соседям. Венцом же абсурдистского соревнования «кто кого» является странный необитаемый город-призрак, расположенный несколько вглубь Северной Кореи, но в пределах видимости. Город можно рассмотреть при четырехкратном увеличении объектива. Он очевидно необитаем: квадратно-одинаковые коробки домов смотрят пустыми глазницами на любопытных туристов. А флаг, как голая мачта корабля, потерпевшего кораблекрушение, гордо реет над этой пустыней. На постройке города Северная Корея настояла, ссылаясь на наличие поселений с южной стороны. «Живых» обитателей сюда никто селить не собирался – слишком близко к врагам, еще насмотрятся, чего не следует. Но город служит базой, где стоят те самые гигантские динамики для вещания пропаганды, и где-то там же, в его глубинах, находится мощная антенна, которая глушит любые радиосигналы, стремящиеся просочиться на территорию тотального коммунизма. А там, за горами, живут надежно охраняемые своим государством граждане. В день нашей поездки было тихо, никто ничего не вещал и не пропагандировал. На ДМЗ стояла мирная, оглушающая тишина. >>>
Бейрут - город живых
Искушение древностью
Искушение древностью В 2006-2007 году двое молодых людей совершили трехмесячное путешествие по странам Юго-Восточной Азии. …В 80-ти километрах от границы с Пакистаном находится город Амритсар, где расположен «Золотой Храм» - главная святыня сикхов, самой воинственной индийской касты. С ним связано очень много военных историй, в том числе и современных. Одно из сикхских восстаний в восьмидесятых годах 20-го века, жестоко подавленное правительственными войсками, стоило жизни Индире Ганди. Ежедневно храм принимает десять тысяч(!) паломников, которые добираются сюда пешком, а иногда и на велосипедах, со всех концов Индии. Здесь каждому пилигриму на три дня предоставляется кров и пища. По существу, это целый храмовый комплекс с множеством хозяйственных построек, многочисленными галереями славы, посвященными военным подвигам, резиденцией духовного лидера. Все эти здания огромным кольцом опоясывают священный водоем, в центре которого находится сам Золотой Храм. Здесь на три дня нашли приют и мы с нашими велосипедами. Не важно, какой ты веры и расы, здесь нет нетерпимости и дискриминации, здесь все равны. Для иностранцев, конечно, условия были более удобными, мы даже спали на мягких постелях. Хотя, так же как и все, передвигались внутри босиком, так же сидя на полу с очередной сотней паломников ели бобовую похлебку и в сложенные лодочкой ладони принимали горячие еще лепешки… В специальном журнале мы записали свои данные. Там было много записей от людей со всего мира, только из России не было никого. В некотором роде мы были первооткрывателями… …Варанаси -  древнейший город Индии, один из семи священных индуистских городов, каким-то чудом уцелевший до наших дней. Центр истории, культуры и просвещения, протянувшись вдоль Ганга, он завораживает своими фантастическими набережными, где хаотически переплетается архитектура разных тысячелетий. Старинные, истертые миллионами ног гранитные ступени, английские форты и древние храмы наряду с не менее древними обрядами, непрерывно совершающимися на берегах священной реки. Город настолько древний, что за тысячи лет его существования уровень воды в Ганге успевал многократно измениться. Мы видели на берегу древние храмы, до самых крыш занесенные илом могучей реки, в то же время, значительные участки набережной пятью метрами выше уровня воды, были полностью покрыты речными наносами, «проглотившими» многие постройки. Вся набережная здесь условно поделена на множество участков (Гатов), имеющих различное социальное и религиозное значение. В одних местах проводят праздничные шествия, другие предназначены для ритуальных омовений, а на двух, известных как Марнкарника и Харисчандра, непрерывно, и днем и ночью горят костры, в которых сжигают трупы людей. Вообще, в Индии не хоронят умерших, а предают огню. И умереть в Варанаси считается счастьем, это имеет огромное значение в системе религиозных воззрений индусов. По этой причине в город стекается огромное количество безнадежно больных, немощных и престарелых людей. Согласно поверью смерть среди бесчисленных святынь, связанных с богом Шивой, открывает душе усопшего прямую дорогу в рай. Даже не зная всех тонкостей проводимого огненного ритуала, невозможно не попасть под его мистическое влияние, особенно ночью. При этом ощущаешь дыхание такой древности, что становится не по себе. Отчасти на происходящее накладывает свой отпечаток окружающая обстановка: вереницы похоронных процессий, несущих носилки со спеленатыми телами, древняя набережная с немыслимыми храмами и крепостями, свет бесчисленных костров, отбрасывающий вокруг призрачные, танцующие блики. Что и говорить, многие вещи здесь просто завораживают. Хотя от некоторых – зловещие мурашки бегут по спине. Именно здесь можно встретить по ночам членов религиозной секты, занятых поеданием сгоревших человеческих останков или встретить объявление о продаже детей. Но, это – если искать совсем уже дикую экзотику. В одну из наших пеших прогулок по городу, мы попытались исследовать его старую часть, представляющую настоящий лабиринт, где мы чуть не заблудились. Помните фильм «Бриллиантовая рука», где Семен Горбунков и Козадоев блуждали по улочкам восточного города? Те улочки – настоящие проспекты по сравнению с Варанаси. Здесь, чем глубже в жилой квартал ты заходишь, тем плотнее тебя обступают дома. Проход становится не более одного метра, притом, что сточная канава помещается здесь же... …То, что это уже не улица, а внутренний двор, становится ясно по окружающему тебя быту местных жителей: кто-то готовит пищу, совсем рядом уже расстилают кровати, работают ремесленники – вы словно попадаете в коридор гигантской коммунальной квартиры. Здесь нет привычных для нас глухих стен, все изрезано арками и переходами, ступеньками и калитками. За одним проходом открывается швейная мастерская, и тут же за поворотом вы упираетесь в алтарь небольшого храма, и стоите-то вы уже среди людей, подносящих дары к жертвеннику! Стремительно сгущаются сумерки. Пытаясь выбраться, сворачиваем в сторону, мимо торговцев всякой мелочью, киосков сотовой связи (!), крошечный рынок с зеленью и овощами сменяется торговыми рядами с посудой и утварью. Проходя мимо небольшой приоткрытой дверцы в стене, замечаю в густом полумраке за ней причудливые каменные панели, покрытые затейливой резьбой. Похоже там очередной храм одного из многочисленных индийских божеств. Вспыхивает вспышка фотоаппарата, потом разгляжу подробности… Женщин вокруг почти не видно, лишь сурового вида мужчины и старики. И неизменные коровы! Куда ж без них-то! И ничего, что своим задом это животное полностью перекрывает проход, никто здесь не выказывает нетерпения или злости. Все идет своим чередом, само течение времени здесь неторопливо и безмятежно. Редкие фонари или свет из окон выхватывают отдельные картинки из общего сумрака. Пару раз нам пытались предложить на выбор гашиш, опий или марихуану. Вообще обстановка складывалась не то чтобы угрожающая, нет. Просто мы чувствовали себя так, словно без спросу заглянули в дом к незнакомым людям. Надо было выбираться… >>>
Геокэшинг Россия 2008: итоговая встреча
Геокэшинг Россия 2008: итоговая встреча Безумные люди в ковбойских шляпах и индейских перьях, навороченные джипы с лебедками и реечными домкратами, – зимой, в пустом детском лагере за 100 километров от Москвы. Мы уже писали о геокэшинге как направлении общественно-туристичекой и развлекательной мысли: материал "Новые геодезисты". 12 и 13 декабря состоялось "закрытие сезона" геокэшеров, которое стало своеобразным "корпоративным Новым годом", но Новым годом в совершенно особом стиле. Для начала, в лучших традициях геокэшинга, участникам встречи была предложена пошаговая головоломка-квест с поиском клада. Используя GPS-навигатор, нужно было найти на территории лагеря “Зеленый шум” вопросы-артефакты, священные предметы из культа племени Найдяхо. Разгадав загадку и подставив значение нужного варианта в формулу, участники получали координаты последнего ключа – "от квартиры, где деньги лежат". Над некоторыми вопросами организаторам пришлось поломать голову гораздо сильнее, чем участникам. Чтобы установить, кому посвящено шесть бюстиков пионеров, чьи имена на статуях съело время, Надежде Тюриной, пришлось провести целую криминалистическую экспертизу. Она несколько часов сличала сделанные в темноте фотографии облупившихся статуй с портретами героев-партизан в интернете. Результат работы – вопрос для квеста: "Кто из детей-героев мог посмертно равняться по воинским званиям с Вождем?" Бумажные биографии-подсказки остались для  первой смены лагеря. Может быть, летом кто-то напомнит ребятам, что это за герои. Вечером усталые, но довольные геокэшеры собрались на базе в “Зеленом шуме”. Всего приехало около ста тридцати человек из разных регионов центральной России – от Москвы до Липецкой области, а самый большой путь проделали геокэшеры из Запорожья. За праздничным столом шесть команд игра в индейцев и ковбоев продолжилась. Шаман племени Найдяхо кричал "Давай-давай!", что означало: пора употребить огненную воду или провести веселый конкурс. Разнообразию последних стоило поучиться: от командных заездов на швабре до распознавания предметов геокэшерского быта на ощупь. Самоирония геокэшеров не могла не затронуть их собственный портал с задорным названием Геокэшинг.су. Шоу продолжилось кукольным театром, изображавшим... жизнь онлайн-форума геокэшерской тусовки. "Идейный двигатель" геокэшерской тусовки Дмитрий Коровин в образе генерала раздавал призы самым активным, смелым, фотографически- и писательски-одаренным участникам. Редакция портала GEO.ru тоже решила наградить выдающихся геокэшеров 2008 года фирменными фотоальбомами. На прошлой встрече мы узнали, что геокэшеры бывают у нас на сайте, читают GEO, и, самое главное, нас связывают общие ценности: любовь к интересным GEOграфическим местам, экологический подход к окружающему миру и просто активная жизненная позиция. За выходные геокэшеры разобрались в истории своего племени,  определили лучших шерифов и чингачгуков 2008 года, и узнали, какую главную функцию в индейских племенах выполнял шаман. Но знают ли они то, о чем не говорили на встрече года – что за тайник находится под лагерем “Зеленый шум”?.. >>>
Встречи на тропах западного Тянь-Шаня
Сайгаки в опасности
Сайгаки в опасности Когда-то сайгаки - легкие и красивые антилопы - были "внутренним видом", обитавшим целиком в пределах Советского союза и Монголии. Сайгак: научная и биографическая справка По облику сайгак (Saiga tatarica tatarica) - парнокопытное животное из группы настоящих антилоп -  напоминает овцу на тонких высоких ногах, желтовато-рыжую летом и светло-серую зимой. Самое примечательное в его внешнем виде - вздутая горбатая морда с нависающим над ртом мягким и подвижным, как хобот, носом и светлые, полупрозрачные, вертикально стоящие рога, которые, правда, имеются только у самцов животных. Несмотря на небольшую продолжительность жизни (от 6 до 10 лет), сайгаки имеют чрезвычайно высокие темпы размножения. Это позволяет популяциям быстро восстанавливаться после свойственных виду периодических резких спадов численности, вызванных изменениями в окружающей среде, интенсивным истреблением или иными причинами. >>>
Выживут только сильные духом
Судьба олимпийских сооружений
Смайлик как эволюция письменности