Среда, 7 января 1942, Новая Ладога

350 регулировщиков день и ночь обслуживают дорогу по льду Ладожского озера. По ней в осажденный город доставляется продовольствие; на обратном пути из города вывозят мирных жителей. Регулировщики рассредоточивают машины, указывают направление движения, следят за прочностью льда. Начальник дороги генерал-майор Афанасий Шилов осознает, что Дорога жизни — последний шанс Ленинграда на спасение. Он устанавливает рабочий день в 16 часов при одной смене водителей, и 24 часа — при двух сменах. «Категорически запрещен заезд машин с грузом в сторону от трассы для смены водителей», — пишет Шилов в своем приказе.

Воскресенье, 11 января 1942,  Ленинград 

Три недели назад папа Нины Бодровой уехал на торфоразработки в Ленинградской области — его предприятие по очереди вызывало сотрудников. Оттуда он передал записку: «Вернусь 11 января».

<>В городе нет ни воды, ни электричества; звонок в квартире на Моховой не работает. Раздается стук в дверь. Нина Бодрова бросается к двери: «Папа?»

На лестничной площадке стоит гроб. Папа умер накануне утром.

Пройдет шесть дней, пока брат Георгий с другом найдут в себе силы, чтобы оттащить гроб на Большеохтинское кладбище. Весь хлеб, полученный на папину карточку, дети отдадут могильщикам за «хорошее место» на кладбище.

Их обманут. Летом 1945-го дети не смогут найти могилу отца.

Январь 1942, Ленинград 

У Лидочки Сафроновой кружится голова — от голода и запаха хлеба с хлебозавода рядом с ее домом. Все, на что она способна, — думать весь день о еде. Она мечтает о волшебнике, который поставит ей в шкаф «бидон с лапшой». Девочка подходит к шкафу, открывает его, смотрит внутрь — ничего нет. «Волшебник, принеси мне булочку», — мечтает она вслух. Она снова и снова открывает шкаф, но внутри по-прежнему пусто.

12-летняя Галя Зубарева живет одна в пятикомнатной квартире на Васильевском острове: отец погиб в начале войны, старший брат на фронте, мать работает санитаркой и живет на казарменном положении в госпитале. Лишь изредка забегает она домой проведать дочку, чаще всего во время воздушных тревог. Она бежит, надев на голову тазик или ведро в надежде, что это защитит от осколков.

Девочка обитает, как привидение, в огромном темном доме. Все соседи по лестничной площадке умерли, их квартиры опустели.

Галя Зубарева встает в 6 утра, когда начинает свою работу радио; справляет нужду в кастрюльку, забирается на подоконник и выливает содержимое наружу. Водопровод давно замерз, туалеты не работают. Весной 1942 года те, кто выжил, выйдут на уборку города: во дворах скопятся ледяные горы испражнений, это будет грозить городу эпидемией. Наравне со взрослыми Галя будет скалывать вонючие глыбы и тащить их на листах фанеры к грузовикам.

Женя Бакасова как может помогает семье, отрезая от своего пайка хлеб. В городе у нее живут мама, бабушка, мамина сестра Юля с двумя детьми — Манечкой и Володей. Но их не спасти. Однажды к ним приходит женщина, она ищет Юлю: «Если хочет посмотреть на своего сына — он лежит у чугунной тумбы». 12-летний мальчик умер прямо у дома. Когда Юля, убитая горем, идет за хлебом, у нее вытаскивают все карточки и в середине месяца семья остается без еды. Вслед за Володей умирает сама Юля, а потом четырехлетняя Манечка. Последние дни она все время повторяет: «Хлеба хочу, хлеба».

Бабушка умирает в феврале. Ее заворачивают в одеяло и кладут под аркой. Там лежат штабеля покойников, как дрова. Ни у кого нет сил тащить трупы на кладбище.

22 января из города начинается массовая эвакуация жителей по Дороге жизни.

Пятница, 30 января 1942, Ораниенбаумский плацдарм 

Подразделению Карла-Аугуста Шольца приказано зачистить село Терентьево недалеко от Ораниенбаумского плацдарма. Немцы не догадываются, что в селе засели советские войска. В восемь утра солдаты занимают позиции на опушке. Немецкая артиллерия ошибается с расчетами и обстреливает собственные позиции, ранив нескольких санитаров.Читать дальше >>>